» 2020     
» Интервью Юрия Семина для Матч ТВ

14 августа 2020 | Источник: matchtv.ru

Интервью Юрия Семина для Матч ТВ

 

 

Районы, кварталы, лесные массивы. Дивный уголок Подмосковья. Полтора часа беседы. Или восемь, если мерить в километрах. Телефон сообщил, что именно этой дистанции хватило для обстоятельной разговорной прогулки с Юрием Семиным.

— Как проходит ваше лето?
— С соблюдением антивирусных мер предосторожности, в первую очередь. Отдохнул в сочинском санатории, очень понравилось. На море почти не ходил, но спортивный центр там потрясающий. Съездил на День города в Орел, на родину. Как почетный гражданин всегда выбираюсь, если есть возможность. Поучаствовал в открытии футбольного манежа. Губернатор Клочков уделяет много внимания спорту и молодежи, молодец. Погостил три дня, сходил на могилку к родителям, вернулся в Москву.

— К открытию сезона?
— Побывали на Суперкубке, да. Своей компанией, с Бариновым. На матч «Чертаново» сходил с Игнатьевым, получил колоссальное удовольствие от этого мальчика, Пиняева. Когда-то, кстати, он учился в академии «Локомотива», большой талант. Если правильно себя поведет и к нему будет такое же отношение, вырастет в мастера. Еще удивило, что судья был из Благовещенска. Далеко ведь ехать, может, на сборах находился в Москве?

— На игре «Чертаново» фотографы запечатлели Николича по соседству с вами. Общались?
— Нет, мы не знакомы.

— Предложения о работе летом поступали?
— Не было, да и рассматривать пока нет смысла. Пауза работает не на меня, но небольшой отдых не помешает. Сейчас пандемия, а дальше жизнь покажет. Позовут приятные люди, которые хотят заниматься футболом, — пойду. Нет — ничего страшного.

— Запрет находиться на стадионе официальным лицам старше 65 лет может помешать?
— Не знаю, во всем мире люди работали. Сарри, Раньери…

— Как вы встретились с Фарфаном?
— Он вместе с друзьями приехал попрощаться, приятный момент. Поблагодарили друг друга, пообщались в ресторане. Не хочется, чтобы Фарфан заканчивал. Операцию на ноге ему сделали хорошо, ресурс организма большой, несмотря на возраст. В мае имел лишний вес, сейчас в порядке, готов играть. С его здоровьем и профессиональным отношением мог бы продолжать. Влюбил в себя всю премьер-лигу, болельщиков.

— Хотел остаться?
— Мы это не обсуждали, но, думаю, хотел.

— Будь ваша воля, предложили бы ему годовой контракт?
— Без сомнений. Умеет выходить на замену, всегда бьется на поле, отвечает за свои слова, делает результат. Говорил после травм: «Тренер, я долго не тренировался, но готов». И отрабатывал на сто процентов. Не забей он «Уфе» за три тура до конца чемпионата, неизвестно, как сложился бы финиш.

— А как сложился бы старт, если бы не судейство? Есть выход из ситуации, по-вашему?
— Есть, и довольно простой. Когда тренеры проигрывают, их безжалостно увольняют. Когда судьи ошибаются, их отстраняют на одну-две игры. Любому судейскому решению можно найти множество оправданий, но налицо неравное распределение ответственности. Наверное, арбитры станут больше дорожить своим местом, если почувствуют серьезность последствий. Бывают грубые ошибки, бывают мелкие. В матче со «Спартаком», конечно, грубейшая. Пытаюсь представить себя на месте Тедеско — не знаю, что бы я сделал в тот момент.

В 90-е, когда футбольную лигу возглавил Толстых, он раздал клубам после первого круга список судей и попросил вычеркнуть нежелательных. Процентов на 95 антипатия совпала: большинство указали две фамилии. Их отстранили от игр, не помню, судили ли они вообще в дальнейшем. Еще одного арбитра, допустившего серьезную ошибку после паузы в чемпионате, тоже убрали. И во втором круге судейство было идеальным.

— Уже и не вспомнить такое. Целый круг!
— Команды вкладывают в подготовку много усилий и нервов. Получается так, что ошибка одного человека может решить судьбу тренера, который все сделал правильно. Да, надо больше забивать, чтобы не зависеть от судейства. Но в современном футболе превосходство измеряется одним или двумя мячами, команды объективно не могут забивать по пять-шесть, они сопоставимы по силе.

И судейскому начальству не стоит все время оправдывать ошибки. Люди должны понимать, что происходит, иначе можно растерять доверие. Помните, когда судейством руководил Гранаткин? Бахрамов, Латышев входили в мировую элиту. Значит, умеют наши люди обращаться со свистком. Надо только тщательнее их готовить и правильно мотивировать.

— Вы сказали, что не можете представить себя на месте Тедеско. А на месте Федуна?
— Тоже сложно. Он потратил огромное количество денег, но один-два свистка, и деньги улетают в трубу. Кто таким будет доволен?

— И что делать?
— Бороться. Сниматься с чемпионата — эмоции, но Федун значимый человек, он в состоянии сделать так, чтобы к нему прислушались. Не только в интересах «Спартака» — в интересах футбола. Я в свое время горячо выступал за VAR, а сейчас вижу, что вмешался человеческий фактор. Иногда получается хуже, чем до VAR. Что-то нужно делать. И, наверное, сделают. Ашот Хачатурянц независимый, равноудаленный человек. Верю, что попытается.

— Как относитесь к фарм-клубам, которые наметились в российском чемпионате?
— Я бы тут ничего не выдумывал, а обратился за опытом к успешным зарубежным проектам. К той же бундеслиге, которой руководит идеальный менеджер Кристиан Зайферт. Ввел массу прогрессивных новшеств, в пять раз увеличил поступления от ТВ, отверг заманчивые предложения из Англии и «Баварии», чтобы завершить начатое. В Германии есть фарм-клубы? Не думаю. На Украине были, и выглядело это спорно.

Между странами существуют отличия, но не надо стесняться взять у других лучшее и отказаться от худшего. Трансферы, агенты, выплаты — там это тоже отработано. Президент «Реала», допустим, сказал «стоп», когда в команде могло оказаться больше трех игроков агента Мендеша. У нас и по семь порой набирается. У Зайферта в Германии клубы не могут платить агентам комиссионные больше 15 процентов от суммы трансфера. У нас бывает и 300, и 400. Сам игрок ничего не стоит, а бонусы космические.

— Читали высказывания о вас Игоря Суркиса? Прозвучало слово «хлюпик», хотя с вами оно совсем не вяжется.
— Слово нехорошее, но беззлобное. Суркис имел право обидеться на меня, мы ведь даже чемпионство толком не отпраздновали. После долгой гегемонии «Шахтера» выиграли золото, и так сложилось, что я уехал. Очень хотел домой. Плюс финансовый момент, связанный с акциями «Локомотива». Президент «Динамо» обещал: решит мои московские проблемы из Киева. А я до конца не поверил. Сейчас, возможно, повел бы себя иначе, но на тот момент поступил, как подсказывало сердце. Позвал родной клуб, этим все сказано.

Суркису по сей день благодарен, мы общаемся. У него группа молодых ребят, которых должен поставить на крыло опытный тренер. Луческу, уверен, справится, если болельщики позволят работать. Они у «Динамо» жесткие.

— Вы написали в инстаграме, провожая Фарфана: «Джеф, не обижайся, им и Хвича не подошел». Руководство «Локомотива», однако, тоже сожалеет об уходе Кварацхелии. Василий Кикнадзе сказал в интервью «СЭ»: «Увели». Кто его отдал на самом деле?
— Если увели, значит, менеджмент плохо сделал свою работу. Хвича должен был остаться, но в совете директоров, насколько я знаю, мнения разделились. Почему — вопрос не ко мне. Купили узбека Жалолиддинова, который обошелся дороже Хвичи, и клуб в одну секунду потерял 10 миллионов евро. За Хвичу уже сейчас дали бы такие деньги. Агент его тоже был не против, потом все резко изменилось. Почему? Пусть расскажут те, кто за это в ответе.

— На встрече с болельщиками, например?
— Там и надо объяснять свои решения, среди которых, правда, не видно положительных. Что полезного сделали для клуба Кикнадзе и Мещеряков? Выйдите и скажите, а не прячьтесь за игроками. Мне очень не понравилась последняя встреча. Во-первых, было очередное неуважение к болельщикам, к людям, которые приносят клубу деньги. Большинство из них далеко не богаты, но худо-бедно пополняют казну на 400-500 миллионов рублей. Дать им понять, что они никто, и ничего не решают — это как? А для кого тогда играет команда? За болельщика надо бороться, причем за каждого, это неравнодушные люди со всей нашей страны. Объяснять им трудности, объективные и субъективные, ведь болельщики ждут правильных и честных решений. Но вместо этого получают «фак».

Во-вторых, «спрашивайте футболистов, а я в сторонке посижу» — это что, позиция руководителя? Люди пришли услышать в первую очередь тебя, потому что накопились вопросы. Например, по Самохвалову. Перед подписанием контракта каждый игрок обязан пройти обследование. Проходил или нет? Результаты обследования должен знать тренер, чтобы составить программу работы игрока или запретить ему заниматься спортом. Знал или нет? Почему семья погибшего не получила страховку и той помощи, на которую рассчитывала? Люди хотят знать правду, и когда не получают ответов, вправе подозревать что угодно.

— Кажется, это и происходит.
— Мещеряков скажет: «Не надо раскачивать лодку». Но как можно не понимать, что раздражена большая группа людей, которые приходят на стадион за позитивом, за радостью. Они не кричали с первого дня назначения: «Кикнадзе и Мещеряков, вон из клуба!». Они ждали действий. И дождались. Теперь кричат. Так объясните свои поступки, иначе отвернутся не только трибуны — спонсоры. Тысячи болельщиков, лишенных надежды, — не шутка.

Помню, в конце 90-х мы играли в Штутгарте полуфинал Кубка Кубков. После матча к автобусу подошли 10-12 российских фанатов. Времена были победнее, не знаю, как они добрались в Германию. Сказали: «Нас обокрали, домой ехать не на что». Игроки в полном составе вышли из автобуса, собрали все деньги, которые у них были, вручили парням. Смотрел я на это и думал: «Настоящая команда, с такой можно строить отношения с болельщиками и вместе двигаться вперед». А сейчас они слышат про лодку, которую нельзя трогать. Может, и так, только вы-то не в лодке, вы за бортом.

— Сейчас вы тоже раскачиваете.
— Никогда не говорил плохого в адрес клуба, потому что это мой дом. А вот в отношении отдельных людей — да, могу сказать. Посмотрите, Березуцкие вернулись в ЦСКА, возглавили спортивный департамент. Это продолжение традиций, праздник для людей, они же свои. А у нас кто пришел? Лосюк. Локомотивские заслужили меньше, чем армейские? Нет. Но кто из своих пришел в клуб? Никто. Вот на это хорошо бы болельщикам ответить, хоть изнутри лодки, хоть снаружи. И тогда они, может, поймут и простят, хотя я в этом очень сомневаюсь.

Сколько гендиректор в должности? Больше полутора лет. За это время хоть копейка в клуб привлечена? У ЦСКА появились Усманов, ВЭБ — кто у «Локомотива»? Расскажите, почему, а не прячьтесь за спинами футболистов. Вы в долгу перед людьми, которые приходят на стадион.

— Вам в карьере доводилось слышать: «Уходи!»?
— От болельщиков? Никогда. Даже в московском «Динамо», где у меня не получалось. Но я это чувствовал и нашел в себе силы уйти, чтобы не мешать другим. Из «Локомотива» сейчас доносится только про то, как будет, а за то, как было, никто отчитываться не собирается. За сколько купил, за сколько продал, почему поступил так, а не иначе — поведай людям, и они за тобой потянутся. А если оскорблять их недоверием и обвинять в никчемности, обязательно прозвенит звонок, но не для них, а для тебя. И гораздо раньше, чем кажется. Уже вот-вот.

— Генеральный директор рассказывал, как попросил у вас планы зимних сборов и получил почти пустой документ. Правда?
— Так и было. Всегда представлял планы со временем и направленностью занятий. Но в контракте не сказано, что я обязан расшифровывать все до деталей. Считаю, этот вопрос не относится к компетенции генерального директора. У него другой функционал, а как тренировать команду — мое дело, умение и понимание. Со спортивным директором, согласен, обсуждать нюансы нужно. Они, как правило, бывшие футболисты, разбираются в этом. Но с генеральным? Представьте, что президент «Реала» требует у Зидана планы тренировок. Тот решит, что начальник сбрендил.

— Значит, вы обсуждали подготовку со спортивным директором «Локомотива»?
— С кем? С продавцом печатных машинок?

— Еще Кикнадзе вспоминал о разговоре с вами: «Два часа орали друг на друга на улице».
— Что-то такое было перед сезоном. Тема? К первой моей тренировке состав должен быть скомплектован, вот и вся тема. Какой смысл был, объясните, тянуть с Фарфаном и потом сказать ему нет? С Фернандешем то же самое. Люди заслужили право услышать: «Джеф, Ману, доигрываете сезон, новое соглашение не подписываем». Это нормально, это понятно. А так игроки упустили время, не смогли подобрать варианты, подстроиться под изменившийся российский лимит.

— Ваше мнение учитывалось в подобных вопросах?
— Иногда да, иногда нет. Хотя с тренером обязательно надо советоваться. Ошибок меньше будет! Не могу представить, чтобы Суркис подписал или продлил игрока без согласования с тренером. Если я его не вижу в составе, это же выброшенные деньги. Если я не понимаю его потенциала, как мне с ним работать?

— Что-то новое увидели в игре «Локомотива» при Николиче?
— Небольшие изменения есть. Контроль мяча больше у двух центральных защитников, развитие атак чаще стало идти от вратаря. Другое осталось прежним.

— Крыховяк несколько потяжелел в этом году, не кажется?
— Он свое наберет, большой мастер. Такие стержни, как Гжегош, Халк, Фарфан, Барриос делают мощней любую команду. Или вот Ловрена купил «Зенит». Очень понравился в первой игре. Поздравляю, кстати, Семака со всеми его заслуженными трофеями. Вот вам российская школа, иностранцы такого не добивались. Нашел контакт со звездами, сбалансировал игру. Осталось выиграть Лигу Европы, и полный порядок.

— «Зенит» вышел в Лигу чемпионов.
— Ну, ее он не выиграет, будем объективны.

— Как успехи с продвижением вашей линии одежды?
— Первую часть проекта завершили удачно, оставили болельщикам память о наших победах, все заказанное реализовали. Не прогорели, хотя речь о деньгах и не шла. Главное, идея сработала, дальше посмотрим. Наладится жизнь после вируса — продолжим.

— У вас 80 тысяч подписчиков в инстаграме. Посты выкладываете регулярно, но не часто. Планируете увеличить активность?
— Надоедать людям тоже неправильно.

— Евсеев постит раз в день, наращивает популярность.
— Евсеев молодой парень, для него это важней. Правильно делает. Я за подписчиками не гонюсь, сообщаю о том, что думаю, чувствую, и все.

— Свободное время на вас не давит?
— Не особо. На первом этапе вздохнул немножко, расслабился. Была бы возможность путешествовать, совсем хорошо было бы. А так занимаюсь спортом потихоньку, с людьми общаюсь, здоровьем занялся. Каждый вечер жду футбол. Сорвался выезд в Португалию, на Лигу чемпионов, вот это жалко. Думал, получится, но нет. Гуляю много по окрестностям.

— Кикнадзе в интервью советовал вам прочесть книгу Ремарка «Три товарища». Удалось?
— Кто мне товарищ, а кто нет, сам разберусь. Никто из друзей не упрекнет меня в некорректном отношении или долгах. А книгу читал, причем давно.

— Что посоветуете прочесть руководству «Локомотива»?
— Ничего. Пусть для начала научатся с журналистами общаться. Это часть нашей профессии, топ-менеджеры не должны нести негатив, а они это делают. Но футбол разберется. Тех, кто запутался, непременно отторгнет.

— Заголовок вашего предыдущего интервью Игорю Рабинеру: «Кикнадзе и Мещеряков разбудили во мне зверя». Сейчас зверь чуть успокоился?
— Это был образ, слегка приукрашенный прессой. На стены не лез, был уверен, что займем второе место и достойно завершим сезон. Перед болельщиками чист и сердцем, и результатами. Думаю, и им, и мне приятно об этом вспоминать. Часто всплывает в памяти передача Фарфана на Игнатьева, пас Эдеру и золотой гол «Зениту». Даже питерские нам аплодировали. А на стадионе в тот день собрались все наши. Трепетный момент.

 

 

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

 

13.08.2020 | Слободан Райкович перешел в «Локомотив»

12.08.2020 | Марко Николич: Мы показали, что остаемся командой

11.08.2020 | «Локомотив» победил «Рубин»

11.08.2020 | Кверквелия близок к переходу в «Ротор»

08.08.2020 | Лисакович перешел в «Локомотив»

ФК Локомотив (Москва) - сайт болельщиков © 2013-2020 гг. Связь с администрацией admin@dsychev.com