» Фанфики / рассказы     
» Объяснимо, но не факт-6: "Выпей йаду"

Авторы: Ламанова Иришка, Громыхина Саня, Торопова Маня

 

Аффтарам надоело довольствоваться одним только реализмом, поэтому мы решили добавить немного фантастики. Отчасти это связано с желанием расширить аудиторию, отчасти – с отсутствием других идей. Гы.

Прозвенел будильник.

Билялетдинов: Что за нафиг?! (хватается за будильник с мишками) Я не ставил будильник на четыре утра! Сегодня же воскресенье… уф… жуть какая. Нет, это не сон. А жаль. Хотелось бы мне быть поумнее… эх… (засыпает)

Тем временем в Ктулхуграде…

Ой. Мы забыли вас посвятить. Ктулхуград – это такой мрачный чёрный город рядом с солнечным и жизнерадостным городом Мухосранском. Там живут чёрные маги. И колдуют, колдуют… В самом большом помойном ведре… пардон, в самом большом дворце живёт верховный чёрный маг, звать его Саид Иванович. М-да. Именно так. Чёрные маги из Ктулхуграда торгуют с чёрными магами из Москвы. И вот, в тронном зале…

Влетает мужик, аццки похожий на Анюкова (точная копия).

Дженерс: Саид Иванович, Дженерс прибыл по вашему распоряжению…

Саид Иванович (басом): К нам поступил запрос от одного мага-одиночки. Ему нужен эликсир №217.

Дженерс: Ладно, доставлю… постойте, а смысл?! Мы же через неделю закончим приготовления к ритуалу и поработим нафиг этот мир!

Саид Иванович: Лишние деньги никогда не помешают. Сегодня в два часа будь на стадионе Динамо, он придёт туда.

Дженерс: Будет сделано. Там ещё матч проводится, Динамо-Зенит, да? (вполголоса) Нафига чёрным магам смотреть футбол?!

Саид Иванович вручает Дженерсу двухлитровую зелёную бутыль.

Саид Иванович: Не потеряй только и не оставляй её без присмотра! Русские люди – они такие, выхлебают всё – не подавятся… Это наша последняя бутыль с этим эликсиром, на приготовление следующей уйдёт полгода.

Дженерс: Да не волнуйтесь вы, всё будет в порядке. (уходит)

Дженерс прибывает к стадиону и задумчиво обходит его в поисках входа. У него чешется нога, он ставит бутылку на скамейку и чешет лодыжку. Мимо пробегает Радимов и с воплем «КАКОГО ХЕРА ТЫ ЗДЕСЬ, МАРШ В РАЗДЕВАЛКУ!!!» утаскивает его за собой. Следующим идут Аршавин и Тимощук.

Аршавин: Я хочу пи-и-и-ить…

Тимощук: Ну дотерпи ты до раздевалки!

Аршавин: Я очень хочу пи-и-и-ить…

Аршавин замечает бутыль.

Аршавин: Води-и-и-ичка-а-а-а! (читает этикетку) «Внимание! При употреблении внутрь возможны побочные эффекты, такие как…» А, пофиг! (отхлёбывает)

К нему подбегает Радимов.

Радимов: Суки, блин, из-за вас бегаю туда-сюда! Тебя Адвокаат зовёт.

Аршавин: А почему?

Радимов: Я почём знаю, что этой педриле голландской надо!?

Аршавин мрачно бредёт в раздевалку с бутылью под мышкой. В раздевалке дикие визги и вообще истерика. Кто-то ржёт, кто-то что-то орёт, а кто-то просто помалкивает. Пробравшись в эпицентр шума, Аршавин видит Билялетдинова, прыгающего на месте и кричащего на Адвокаата.

Адвокаат: Да сколько раз говорить, я ничего не знаю… Аршавин… Аршавин, объясни ему!

Аршавин: А чего объяснить-то?!

Билялетдинов (бьётся в истерике): Вы сегодня два часа стояли у меня под окнами утром и пели «Биля – баба, баба Биля»!

Аршавин (задумчиво): Правда?

Радимов (гордо): Правда.

Билялетдинов: НЕПОЗВОЛИТЕЛЬНОЕ ОТНОШЕНИЕ!!! Я ВАС ВСЕХ ЗАСУЖДУ!!!

Аршавин: Засужу может?


Билялетдинов:
ЧЁРТА С ДВА ТЫ МЕНЯ ЗАСУДИШЬ, ВИНОВАТЫ В ЭТОМ ВЫ!!! Я ЖЕ ЗАВТРА ИГРАТЬ НЕ СМОГУ!!!

Малафеев (ехидно): Потому что ты баба?

Билялетдинов: ААААААААААА!!! ДИИИИМААААААА!!!

Шкртэл: Не знаю, как вы, а я не понимаю, какого хрена он к нам припёрся за десять минут до игры.

Хаген: Хаген хочет шоколада…

Билялетдинов: Я вас ненавижу! Вы злые! Дай сюда! (отнимает у Аршавина бутыль и отхлёбывает из неё) Фу, сладкая какая-то вода…

Адвокаат забирает себе бутыль.

Адвокаат: АРШАВИН!!! Я ЗАПРЕТИЛ ТЕБЕ ПРИНОСИТЬ С СОБОЙ ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ!

Аршавин: Но…

Адвокаат: Разминайся давай, блин. Но сначала надо решить, что делать. Зачем вы распевали под окнами эту мерзкую песню?

Текке: Какую именно?

Билялетдинов (мрачно): А, да, я забыл сказать. «Биля – баба» они пели только первые полчаса. Потом были «Локо – лохи», «Чудик-мудик-страшила», ну и конечно их суперхит «Дылда, дылда, выходи»…

Радимов (прослезившись): Я её са-а-ам придумал!

Аршавин: Эй! А меня почему не позвали? Я бы как всегда запевал…

Дженерс: Ребята, я сюда по недоразумению попал, отдайте мне бутылку и я пойду…

Радимов: Никуда ты, *лять, не пойдёшь. Я понимаю, что ты сёдня с бодуна, но мне плевать.

Дженерс: Вы не поняли! Я не тот, за кого вы меня принимаете!

Все (хором): Ну коне-е-е-ечно…

Билялетдинов: Уважаемый товарищ Анюков, как вам не стыдно отпираться? У вас важный матч, а вы…

Дженерс: Да вашу ма-а-а-ать! Я не Анюков!

Адвокаат: Завязывайте уже, идите на поле.

Дженерс: Но…

Адвокаат: МАРШ!!!

Все выходят, остаётся один Билялетдинов.

Билялетдинов (оскорблённо): Он так их и не наказал… гадкий Зенит. Я их ненавижу.

В раздевалку влетает Анюков.

Анюков (пошатываясь): Тр-р-р-ренер, я не смогу играть…

Билялетдинов: Э-э-э… вообще-то, ты уже играешь… там. Ты уже ушёл.

Анюков: Да? Ну тогда ладно… (уходит)


Начало матча. Все бегают за мячиком, один Дженерс стоит посредине поля и недоумённо мотает головой из стороны в сторону.

Адвокаат: Сука, бегай! БЕГАЙ!!! ИГРАЙ!!!

Рядом с Адвокаатом садится Гус Хиддинк (^________^)

Хиддинк: Я с тобой проконсультироваться хочу.

Адвокаат: БЕГИИИИ!!!! А? Что?

Хиддинк: Я так смотрю, Анюкова вызывать в сборную не стоит…

Адвокаат: Я понятия не имею, что с ним такое! Обычно всё нормально! БЕРИ МЯЧИК И БЕГИ!!!

Дженерс послушно берёт мяч под мышку. Раздаётся свисток судьи.

Адвокаат (хватается за голову, садится): Во тупо-о-о-ой… Говорил я ему – не пей, б*я, на Дне Рождения… ага, разбежался. ЗАМЕНА!!!

Хиддинк: Кстати, а что это у тебя? (показывает на бутыль)

Адвокаат: А хрен знает, конфисковал у Аршавина. Газировка наверное.

Хиддинк: О. Я люблю газировку.

Адвокаат (отмахивается): Ну и забирай. ЗЫРЯНОВ, Б*Я!!!! ПОЧЕМУ ЕЩЁ НЕ ГОТОВ ВЫЙТИ?! ЧТО ЗНАЧИТ Я НЕ ПРЕДУПРЕЖДАЛ!? БЕГИ БЕЗ РАЗМИНКИ, ТВАРЬ!!! (обиженный донельзя Зырянов выбегает на поле)

Хиддинк: Ого. Это с каких пор ты так выражаешься?

Адвокаат: А ты пообщайся с моё с Радимовым – ещё не так заговоришь. КУДА СМОТРИШЬ, СУКА?! ТЫ ЧЁ МНЕ ПОКАЗЫВАЕШЬ?! РАДИМОВ, *ЛЯТЬ!!! УРОЮ!!!

Билялетдинов в глубокой задумчивости спускается в метро, садится на поезд. Ему вслед глядят офигевшие футбольные фанаты.

Билялетдинов: О-о-ой… какие же они все злые. Им тренера надо поменять. Вот приду к Миллеру и скажу «Дяденька, поменяй тренера»…

Билялетдинов сгибается пополам. Перед глазами у него звёздочки. А потом вдруг видит вокруг стадион, бегающих мужиков и обнаруживает, что он толстенький и в зенитовской форме.

Аршавин: Чё за…

Ему в голову прилетает мяч. Мимо проносится Тимощук с воплем «Шава, поднимайся!!!»

Аршавин (оскорблённо): КАКОЙ Я ТЕБЕ ШАВА?! Разве не видно, что я… опа. Блин. Мамочка!!! (вертится на месте, рассматривая себя) ДИИИИИИИИМААААА!!!

Одновременно с этим воплем в метро раздалось билялетдиновское «ЧЁ ЗА НАААААААААААХ?!»

Радимов: Чё разорался, *лять, как Биля?! Играй давай!

Аршавин (скрестив руки на груди): Я не буду играть за Зенит.

Весь Зенит офигевает. Равно как и динамовцы.

Радимов: Аршавин Андрей Сергеевич, убедительная просьба начать играть и не выё*ываться.

Аршавин: Иначе что?

Радимов: Иначе вот (показывает кулак)

Аршавин: Аааааа!!! РАДИМОВ МЕНЯ ОБИЖАЕЕЕЕЕТ!!!!

Адвокаат (глотая валидол): Увольняюсь… увольняюсь на х*й… я с ними с ума сойду…

Билялетдинов бегает по вагону.

Билялетдинов: Чёрт, чёрт, чёрт, как это могло случиться?! Как я смог перенестись в метро!? Чёрт!!! Адвокаат меня убьёт, без меня игра никак не получится… (выскакивает из вагона, бежит к противоположным рельсам) Быстрее, быстрее, тварь…

К нему подходит девушка в красно-зелёном шарфике.

Девушка: Извините…

Билялетдинов: Я занят, *ля, мне на матч надо!

Девушка (с круглыми глазами): Ну я немного вашего времени займу… можно ваш автограф?

Билялетдинов: Зачем тебе мой автограф?! Иди и болей за этих удодов из Локомотива.

Девушка: Да я и так… за них болею… скажите, вам нехорошо?

Билялетдинов: Нет, мне просто охрененно!

Девушка (чуть не плача): Мне говорили, что вы, Динияр, не такой.

Билялетдинов: Какой нафиг Динияр!? Ты чё, слепая?! Нас с ним невозможно перепутать!

Девушка протягивает ему зеркальце.

Девушка (жалобно): Ну вы посмотрите, вы же точная его копия.

Билялетдинов смотрится в зеркальце.

Билялетдинов: ТВААААЮ МААААААААААААТЬ!!! АААААА!!! ЗА ЧТО ТАКОЕ НАКАЗАНИЕЕЕЕ?! (бьётся головой о колонну)

Девушка: Ну вы не убивайтесь так… многим ваша внешность нравится…

Билялетдинов: ИДИ В ЖОПУ!!! НЕУЖЕЛИ НЕ ВИДНО, ЧТО Я – АНДРЕЙ АРШАВИН?! (упирает руки в бока)

Девушка: Э-э-э… вы не поверите… не видно…

Билялетдинов: *ля-я-я… как мне это Радимову объяснять?! Погодьте… если я тут… то на моём месте… *ЛЯЯЯЯЯЯЯЯЯ!!!! Мне срочно нужно пожрать…

Девушка падает в обморок.

Конец матча Динамо-Зенит. Раздевалка Зенита.

Вся команда дружно оттаскивает Радимова, размахивающего кулаками, от рыдающего Аршавина.

Радимов: ПУСТИТЕ МЕНЯ!!! ПУСТИТЕ МЕНЯ!!! Я ЕГО РАС@$#!*УЮ, ЗА$^!*%!, а потом, *лять, $&!@(%)!%& В %@&!(%!!!

Погребняк: Капитан, ну не надо так злиться… он не виноват…

Радимов: НУ КОНЕЧНО ОН НЕ ВИНОВАТ!!! ДЕВЯТЬ АВТОГОЛОВ ЗА ПЯТНАДЦАТЬ МИНУТ!!! Я ЕГО УРОЮ!!!

Аршавин (показывает ему язык): Я и не обязан был за вашу команду голы забивать. Это вам за Кержакова.

Радимов: ПУСТИТЕ МЕНЯЯЯЯ!!!

В раздевалку влетает Малафеев, половина зенитовцев бежит оттаскивать его.

Малафеев: ТЫ, СУКА, ЧЁ ТВОРИШЬ!? Я ПОЛНЫМ ИДИОТОМ ВЫГЛЯДЕЛ, *ЛЯ!!! ПУСТИТЕ МЕНЯ, Я ЕГО УБЬЮ!!!

Аршавин: Да я не Аршавин вообще!

Малафеев: ПОСЛЕ ТОГО, КАК Я ТЕБЯ ОТДЕЛАЮ, ТЫ БУДЕШЬ АРШАВИНОЙ, ТВАРЬ !&$^!АЯ!!!

Аршавин: Ну я правду говорю, я – Динияр Билялетдинов!!! Паш, ну ты-то мне веришь?

Погребняк: Я не зна-а-аю…

В раздевалку заходит Адвокаат.

Адвокаат: АРШАВИН!!!

Аршавин (плачет): ДА БИЛЯЛЕТДИНОВ Я!!!

Адвокаат: НЕ СМЕШНО!!!

Дженерс: Тренер, а где бутыль?!

Адвокаат: У Хиддинка, но неважно… АРШАВИН, Я СТАВЛЮ ПОД ВОПРОС ТВОЁ ПРЕБЫВАНИЕ В КОМАНДЕ!!!

Аршавин: А мне пох.

Радимов: ПУСТИТЕ МЕНЯ!!!

Малафеев: НЕТ УЖ, Я ПЕРВЫЙ!!!

Забегает Билялетдинов с тремя Бигмаками в руках и ещё одним во рту. Он быстро съедает один и потом только говорит.

Билялетдинов: Ребят, это я!

Текке: Какой сюрприз!

Билялетдинов: В смысле, это я, Шава!

Охреневают даже Радимов и Малафеев, они замирают.

Малафеев: Вы чё, сговорились что ли?!

Аршавин: АААА!!! (выхватывает у Билялетдинова Бигмаки и втаптывает их в пол) НЕ ПОРТИ МОЮ ФИГУРУУУУ!!!

Билялетдинов: А вот захочу – и испорчу. Я есть хочу.

Аршавин: Обойдёшься!!!

Зенит понимает, что что-то пошло не так. Дженерс под шумок смывается.

Арбитр: Так… ещё раз. Вы серьёзно? Не засчитывать девять автоголов, потому что их забил не Андрей Аршавин, а Динияр Билялетдинов?

Радимов и Тимощук: Да!

Арбитр: Ага… то есть, настоящий Аршавин в это время был в метро?

Радимов и Тимощук: Да!

Арбитр: Ребят… вы сколько выпили?

Радимов: Я пил вчера, но сегодня я трезв как китайский монах. Я на полном серьёзе. Это был не Шава.

Арбитр: Ну конечно. Давайте посмотрим повтор.

Арбитр включает телевизор. На экране Аршавин с воплем «Улюлю!» с разбегу вгоняет мяч в ворота мимо Малафеева.

Арбитр: По-моему, нетрудно заметить, что автором автогола был Аршавин.

Радимов: Ну почему ты нам не веришь, инвалид со свистком?!

Арбитр: Владислав. С вами вообще отдельная история. Не вы ли меня убеждали в прошлый раз, что заехали бутсой по голове Шишкину, потому что вас зомбировало токийское телевидение?

Радимов: Я. И это правда.

Арбитр: Допустим. Скажите, а зачем токийскому телевидению понадобилось заставлять вас поставить печать Шишкину на трусы с надписью «Йа тупицо»?

Радимов: Это меня заставил сделать БашОрг!

Арбитр: Идите вы…

Радимов: Вот я щас не понял… (угрожающе сжимает кулаки)

Тимощук: Спокойно, Радимов. Идём, нам не поверят… я бы очень удивился, если бы нам поверили…

Саид Иванович: ЧТО ЗНАЧИТ ПОТЕРЯЛ?!

Дженерс: Я не виноват… у них сумасшедшие футболисты, потащили меня в раздевалку, заставили напялить форму и играть…

Саид Иванович: Меня это не колышет. Немедленно верни эликсир. Где он?

Дженерс: Он… он… он у некоего Хиддинка.

Саид Иванович: А-а-а-а, Хиддинк. Наслышан я о нём. Он завтра будет на стадионе Локомотив, тоже в два часа. Чтобы был там как штык! Мне звонил клиент, он недоволен! Говорит, что ему пришлось полтора часа смотреть, как кривоногие индюки бегают по полю!

Дженерс (вполголоса): Нахрена он вообще туда попёрся тогда…

Саид Иванович: Верни бутыль обязательно, понял!? Кто её стырил-то хоть? Почему ты её лишился и как она попала к Хиддинку?!

Дженерс: Это всё Радимов…

Саид Иванович: Радимов?! Так, погоди… погоди… тот самый Радимов? Который Владислав? Это же конец всему… он вечно всё портит! Кто ещё там был, сознавайся!

Дженерс: Ну… весь Зенит. И Динияр Билялетдинов.

Саид Иванович (хватается за голову): О, нет!!! Это же… это же… они вечно портят все наши планы! Мы хотели взорвать тот самолёт и забрать их энергию, а эти суки выжили, да ещё домой вернулись! Мы хотели выкачать энергию заложников через заколдованный подвал, а они оттуда выбрались! Мы подменили им билеты, сделали всё, чтобы Америка выиграла всё ядерное оружие и мы потом его стырили, поскольку у американцев проще его стырить… А эти козлы выиграли!!! Мы хотели, чтобы Гус Хиддинк, луч надежды и света этого мира, сел в тюрьму, а они вытянули безнадёжное выступление и даже денег заработали! Сколько можно?! По крайней мере, они снова не соберутся тремя командами… а главное – там не будет этой… расистской выскочки…

Кержаков: А вот и я! (сваливает чемоданы на младшего брата) Спасибо, что встретил.

Кержаков мл.: Да… не за… что… (падает)

Кержаков: Я та-а-а-а-ак соскучился по России! Ах! Эй, татарин! Приве-е-е-ет! Ура! Татаре! Грузины! Я дома-а-а-а!

Кержаков мл.: Не ори ты так… на тебя весь аэропорт таращится.

Кержаков: Ладно, брателло, тащи это всё в машину.

Кержаков мл. (жалобно): Может, грузчика лучше позвать, а?

Кержаков: Ты мужик или не мужик?

Кержаков мл.: А если я отвечу, что я не мужик, мне не надо будет таскать чемоданы?

Кержаков (убегает): ПАПААААА!!! ВОТ И Я!!!!!

Кержаков мл.: Иногда я его просто ненавижу…

Следующий день.

Стадион Локомотив. Матч Локомотив-ЦСКА. На стадион идёт Хиддинк, у него в руках та самая бутыль, за ним следит Дженерс. К стадиону подъезжает автобус ЦСКА. Самым последним из него выходит мрачный Акинфеев (короче, он типа выздоровел, всё в ажуре).

Хиддинк (участливо): Что, первый матч после травмы, да?

Акинфеев: Угу.

Хиддинк: Радуйся! Играть наконец можешь! На, выпей водички.

Акинфеев отхлёбывает из бутыли.

Акинфеев: Бе, вода сладкая.

Хиддинк: Тебе не угодишь. Ладно, не переживай так. Я надеюсь, ты понимаешь, что от того, как ты сегодня будешь играть, зависит, будешь ли ты вызван в сборную?

Акинфеев: Угу.

Хиддинк: Расслабься уже, Игорь…

Дженерс: Чёрт, я не должен был этого допустить… чёрт, чёрт, чёрт, как бы отобрать бутыль…

Неподалёку слышится громкое «Эй, где же ваши руки…»

Дженерс: НЕЕЕЕЕТ!!! КАКОГО ХЕРА ЗДЕСЬ ДЕЛАЕТ КЕРЖАКОВ?!

Вопль из толпы, голосом Кержакова: НЕ ТВОЁ СОБАЧЬЕ ДЕЛО!!!

Дженерс: Чёрт… надо срочно доложить начальству… (испаряется в воздухе)

Тем временем Хиддинк встречает Сычёва. Сычёв тоже грустный.

Хиддинк: А с тобой-то что?

Сычёв: Да вот… Адвокаат звонил. Сказал Бышовцу, что Билялетдинов какой-то невменяемый в последнее время… а наш тренер не поверил. Я боюсь. Биля матерится как сапожник и постоянно повторяет «*лять, грёбаный рост» и без конца жрёт колбасу. Мне страшно впервые в жизни. Может, он и правда слегка тронулся?

Хиддинк: Брехня!


Сычёв:
Пить хочется… можно…?

Хиддинк: Да, бери…

Сычёв отхлёбывает из бутылки.

Сычёв: Ух ты, сладкая газировка. А чего это вы её с собой носите?

Хиддинк: А действительно… (откручивает крышечку, планирует отхлебнуть, но у него звонит телефон) Ладно, чёрт с ней… (ставит на асфальт, отвечает на звонок и идёт дальше)

К бутылке подходит Кержаков.

Кержаков: Во дебил. (отхлёбывает из бутыли) Бле-е-е-е… газява… ладно, прихвачу, мож Миха будет... (забирает с собой бутыль) Ла-ла-ла, ла-ла-ла-ла… О! Знакомые лица! Дмитрий Евгеньевич!

Сычёв (оборачивается): Кержаков, твою мать, ты-то тут с какого боку?

Кержаков: Просто пришёл посмотреть на матч. Буду над Билялетдиновым издеваться. А то скучно без него в Испании. По телефону угарать – это немного не то…

Сычёв: Кстати о телефонах, хватит уже названивать Билялетдинову в два часа ночи и хрипеть в трубку «Я зохаваю твой моск». Он знаешь какой нервный на тренировках потом?!

Кержаков: Сам виноват. Так-с, я пошёл на трибуны… удачи.

Сычёв: Она нам ой как понадобится…

Раздевалка ЦСКА.

Газзаев: Так, Игорь, запомни, лажать нельзя.

Акинфеев: Да понял я.

Газзаев: Это очень важно, Игорь. Там сидит Хиддинк.

Акинфеев: То есть, без Хиддинка можно лажать?

Газзаев: Цыц! Короче, программа действий у тебя такая. Встаёшь на ворота… и всё.

Акинфеев: Круто.

Газзаев: Я имею в виду, что кроме тебя в воротах не должно быть никого, особенно мяча. Иди давай.

Раздевалка Локомотива.

Гуренко:
Ребята, мы ведь всех порвём?!

Локомотив: Да-а-а-а!

Гуренко: Билялетдинов, ты обычно громче всех орёшь.

Билялетдинов: Иди в задницу.

Гуренко: Фигассе…

Сычёв: Может, не будем его на поле выпускать?

Билялетдинов (кровожадно потирая ладони): Нет уж, пустите… я там так оторвусь…

Бышовец: Отлично! Забей как можно больше мячей!

Билялетдинов: Уж не сомневайтесь, забью… (разминается)

Бышовец: Всё, выходим.

Две команды выстраиваются в ряд, всё как обычно, здороваются, всё путём… Акинфеев идёт рядом с Жо.

Акинфеев: Ты причёску поменяй, а то эта совсем страшная…

И Акинфеева, и Сычёва скручивает. Потом Сычёв встаёт в ворота ЦСКА, а Акинфеев занимает позицию на половине Локомотива. Стадион затихает. Офигевший, нет, ОХРЕНЕВШИЙ народ наблюдает эту картину. Потом ржёт. Прыгающий в воротах Сычёв ничего не понимает. Арбитр тоже…

Траоре (тихонько так, вежливо): Акинфеев… вы слегка ошиблись.

Акинфеев: Свали, я знаю, где… какой я тебе Акинфеев?!

Березуцкие: Сычёв, ты охренел что ли?!

Сычёв (оскорблённо): Совсем уже на голову стукнулись, меня не узнаёте?!

Березуцкие: В том-то и дело, что мы тебя узнали…

Сычёв: Какая прелесть. Скоро вы даже фамилию мою выучите.

Арбитр: АКИНФЕЕВ! СЫЧЁВ! ПОДОЙДИТЕ СЮДА!

Акинфеев и Сычёв встают друг напротив друга. И столбенеют.

Акинфеев: Это ты виноват!

Сычёв: А вот и хрен, это ты виноват!

Акинфеев: Что делать-то теперь?! Как быть?

Билялетдинов подходит к ним.

Билялетдинов (жуя булочку): Ребят, вы только не пугайтесь. Вы телами поменялись. Как я с Билялетдиновым.

Акинфеев, Сычёв: ШАВА?!

Билялетдинов (довольный): Он самый.

Сычёв: Во, *ля… (коварно) Хотя так даже лучше.

Акинфеев: Пожалуй, я с тобой соглашусь…

Сычёв (грозно): Только попробуй!

Акинфеев: А ты запрети!

Сычёв: Ну держись, козлина локомотивская…

Акинфеев: Ой, мы уже сами с собой разговариваем…

Сычёв смотрит на свою форму.

Сычёв: Соглашусь. Звучало глупо.

Они расходятся.

После свистка происходит настоящий беспредел. Билялетдинов и Сычёв по очереди подбегают к собственным воротам и забивают в них мячи. При этом они соревнуются и восклицают «А смотри какой финт!», «А я с разворота!», «Ха-ха, а я через себя!», «Капитанский удаааар!» Акинфеев тоже времени даром не теряет. Как только к нему подкатывается мяч, он его хватает и как бы по неосторожности швыряет в свои ворота со словами «Какой я неловкий…» Стадион в истерике. Кержаков, будучи в шоке, роняет бутылку. И бежит за ней вниз по проходу, случайно поддаёт ногой, бутыль выкатывается на поле. Пробегавший мимо Жо хватает её и отхлёбывает эликсир.

Жо: Спасибо!

Кержаков: Да не за что, черномазый.

Жо: Ты опять?!

Кержаков: Просто я по этому так соскучился…

Жо: Керж, поменяй своё отношение к бразильцам…

Они оба сгибаются пополам.

Жо: Ох, чёрт… как мне хреново… (поднимает голову) Чё за…?

Кержаков ржёт.

Жо: АААААААААА!!!! (убегает с поля) Я ЧЕРНОЖОПЫЫЫЫЙ!!!!

После этого ЦСКА не может продолжать игру. Равно как и Локомотив. Всех просто скрючило от смеха. Забегая вперёд, скажем, что матч закончился со счётом 25:25

Авторы плюют на временные и спортивные ляпы и смело утверждают, что Жо смог меньше чем за час проехать на метро и добраться до Лужников. Как его пропустила охрана – загадка. Но вот он выбегает на поле (идёт игра Спартак-Амкарчег) и бежит к трибунам Амкара, где Радимов дирижирует хором фанатов, скандирующих «Шишкин – лох».

Жо: РАДИМООООООООВ!!!!

Радимов: Оба-на. Погодьте. Я щас.

Радимов спускается к кромке поля.

Радимов: Ну и зачем я тебе понадобился.

Жо хватает Радимова за плечи и трясёт его.

Жо: Я ЧЕРНОМАЗЫЙ, Я ЧЕРНОМАЗЫЙ!!!

Радимов: Ка.. ка.. ка… какая пре… пре… прелесть… пре… прек… прекрати!!! Так вот. Я рад, что до тебя так быстро это дошло. Керж тебе на это тонко намекал, но ты видимо так и не понял…

Жо: *ЛЯ, РАДИМ!!! Я И ЕСТЬ КЕРЖ!!!

Радимов: В самом деле, как я сразу не заметил!

Жо: Ты прячешь бутылку водки в трусах и твоя дочь знает 2546 матерных слов.

Радимов: Керж?! Какого хрена?!

Жо: Самому бы знать!

Радимов: За это надо выпить (выхватывает у него бутылку, отхлёбывает) Тьфу, *ля, водка-то где?

Жо: Какая водка?! Я негр!!! Мне не до водки!!! А-а-а-а, боженька, за что?! Что я такого сделал?!

Радимов: Да действительно, совсем ничего…

Жо: Ты на что намекаешь, сволочь?!

Радимов: На твой расизм, издёвки над Билей, пьянки и ещё многие грехи.

Жо: Ааааа, *ля, это не считается! Все так делают!

Радимов: Погодь… (прицеливается и кидает бутылку на стадион, бутыль попадает в голову Шишкину) Йес!

Жо: Чего это ты так с ним?

Радимов: Какого хрена эту малолетку вызывают в сборную, а меня нет?!

Жо: Тебя уже давно не вызывают…

Радимов: ШИШКИН, ТЫ СУКА!!!

Шишкин: САМ ТАКОЙ! ДЯДЯ ЕГОР, ОН МЕНЯ ОБИЖАААЕЕЕЕЕЕТ!!!

Титов: Я не собираюсь вмешиваться в ваши разборки. Я помню, как Радимов умеет материться. Выпей газировки – и вперёд!

Шишкин отхлёбывает из бутыли, а потом роняет её. Эликсир впитывается в траву.

Шишкин: У-у-у-у, какой я неудачник!

Радимов: Ыыы, ты опозорился! Поменяй имя, фамилию, пол и ориентацию!!

Традиционное скрючивание.

Шишкин: Да, ещё причёску смени, придурок! Ой… чего это у меня голос писклявый?! Млять, почему я в спартаковской форме?!

Павлюченко: Играй, Шишкин, играй!

Шишкин: Да пошёл ты!

Павлюченко: Щас подбегу и тресну (бежит на Шишкина)

Шишкин подпрыгивает и с разворота ударяет Павлюченко ногой в грудь. Свисток. Перерыв. Судья, как всегда, ничего не видел.

Жо: Устроил тут «Матрицу», *ля…

Радимов: Что со мной? Я теперь Радимов, да? Я теперь страшный, да?

Жо: Вот только при Радимове это не ляпни…

Радимов (хлопая глазками): А что?

Жо: Видел, что он с Павлюченко сделал?

Радимова передёргивает.


Раздевалка Спартака.

Титов: ШИШКИН!!! ЧТО ЕЩЁ ЗА ВЫКРУТАСЫ?!

Шишкин: А чё этот урод на меня орёт? Пусть ещё радуется, что я несильно…

Павлюченко: Хренассе… несильно…

Шишкин: Ну ты живой ведь, значит, несильно… ага… И вообще, свалите, суки. Я не обязан за вас играть.

Титов: Хорошо, щас Шишкин оклемается и перестанет чушь нести… значит так, предлагаю новую схему (что-то объясняет)

Шишкин: Схема твоя – полный отстой.

Титов: Вообще-то…

Шишкин: ЦЫЦ, СУКА, Я ЗДЕСЬ КАПИТАН!!!

Титов: Да ну?

Шишкин: Ой, *ля, я уже лет двести как не капитан… привычка. В любом случае, заткнись.

Павлюченко: Все за то, чтобы не выпускать его во втором тайме?

Весь Спартак поднимает руки.

Шишкин: Предатели… (уходит)


Вечер. Квартира Билялетдинова. В ней находятся абсолютно все, кто поменялся телами. Стоит гомон.

Аршавин (ноет): Ну почему именно у меня?

Жо: Заткнись, дылда.

Все выразительно косятся на высокого Жо.

Жо: Ну… в смысле… короче, заткнись, дылда. Делать что будем?

Радимов: Волшебной газировки больше нет…

Шишкин (привязанный к стулу): ЭТО ВСЁ СУКА ЭТА КРИВОРУКАЯ!!! РУКИ ИЗ ЖОПЫ РАСТУТ!!!

Акинфеев: Так, давайте рассуждать. Мы выяснили, что все мы выпили эту газировку. И что во всём виновата именно она. Что ещё?

Билялетдинов (жуя колбасу): В том-то дело, что ничего.

Аршавин (истерично): ХВАТИТ ЖРАТЬ!!!!

Кержаков: А мне кажется, что кое-кому происшедшее послужит хорошим уроком…

Жо (грозит ему пальцем): Не зли меня, негроид, не зли…

Радимов (жалобно): Делать-то что теперь? Я не хочу говорить с женой Радимова-а-а-а…

Шишкин (пытается вырваться): Я ТЕ ЩАС УСТРОЮ!!! ЧЕМ ТЕБЯ, *ЛЯ, МОЯ ЖЕНА НЕ УСТРАИВАЕТ?!

Жо затыкает Шишкину рот яблоком.

Сычёв: Вот что, я не собираюсь это так оставлять. Я уже облажался перед Хиддинком один раз благодаря Сычёву, второго раза мне не надо. К тому же… нас с Шавой потом чуть не избили в раздевалке…

Акинфеев: Не вас одних… мне народ вообще грозился повторно ногу сломать. Костылями.

Аршавин: Стоп! У меня идея!

Все поворачиваются к нему.

Билялетдинов: А что? Мозги-то у него мои… (принимается за бутерброды)

Аршавин: НЕ НАДО ТАК МНОГО ЕСТЬ! Я ПОТОЛСТЕЮ!

Радимов: Дядя Динияр, говорите свою идею.

Аршавин: Короче, бутыль-то сохранилась?

Радимов демонстрирует всем бутылку.

Акинфеев (читает): «Произведено в Ктулхуграде. Внимание! При употреблении внутрь возможны побочные эффекты, такие как посинение кожи, позеленение волос, зуд, рвота, а при употреблении разными субъектами – обмен телами».

Жо: Хренассе побочный эффектик… Шава, ты где такую прелесть нарыл?

Билялетдинов: Нашёл.

Звонит телефон. Аршавин берёт трубку.

Аршавин: Алло, Билялетдинов Динияр Ринатович слушает.

Кержаков мл.: Дядя Андрей, вы обкурились?

Аршавин: Можно и так сказать… тебя кто учил разговаривать?! Со старшими…

Кержаков мл.: Э-э-э… проехали. Дядь Андрей… вы что вообще у Билялетдинова делаете?

Аршавин: А где мне ещё быть?

Кержаков мл.: Логично. Не буду спорить. Поставим вопрос по-другому. Саня у вас?

Аршавин: Тут он. (прикрывает рукой трубку) Керж, это тебя

Жо берёт трубку

Жо: Аллё, ты кто и чё те понадобилось от меня и от этого идиота?

Кержаков мл.: Дядь Жо. Я вообще-то Саню просил.

Жо: Он тебя слушает внимательно.

Кержаков мл.: Ну не смешно. Скажите Сане, чтобы он домой шёл, родители волнуются…

Жо: Скажи им, что я… в смысле, я… короче, если они меня увидят… они немного удивятся. Я… это… загорел…

Шишкин истерически хохочет.

Кержаков мл.: Да мы ж тебя видели.

Жо: Нет, я совсем-совсем загорел…

Кержаков мл.: Ладно, дядь Жо, пошутили и хватит. Передадите Сане?

Жо: Миха, твою мать! Это я!

Кержаков мл.: Докажи.

Жо: У тебя на обложке школьного дневника за пятый класс Бритни Спирс.

Теперь ржут все.

Кержаков мл.: Это вам Керж мог рассказать, с него станется…

Жо: Поверь, последнее о чём бы я стал говорить с Жо – это об обложке твоего дневника.

Кержаков мл.: Ну… докажите. Что Керж поёт, когда моет полы?

Жо: Я не буду говорить это вслух.

Кержаков мл.: Просто вы не знаете.

Жо: Чтоб тебя… «Сверкает неба бирюза, а в буйных травах на опушке…»

Кержаков мл. роняет трубку.

Кержаков мл.: САНЯ?! А почему у тебя голос как у Жо?

Жо: Понимаешь… тут такое дело…

Жо пересказывает брату всю историю.

Кержаков мл.: Ух ты! Круто!

Жо: Очень…

Билялетдинов: Спроси, может у него идеи есть!

Кержаков мл.: У меня нет идей. Но это всё равно клёво. Щас я к вам приду. Только ещё Вано позвоню.

Жо: НЕ НАДО!!!

Кержаков мл.: Надо, надо. Так… кому бы ещё позвонить и рассказать… хм… хм… да ладно, с тебя и Таранова хватит. Хотя… есть ещё Рыжиков…

Жо: Я тебя убью, ясно?

Кержаков мл.: Ой-ой-ой. Как страшно. Ждите. Выезжаем.

Тем временем в Ктулхуграде…


Саид Иванович: ПРОЛИЛ?!

Дженерс (жалобно): Я не винова-а-а-ат… они выпили сначала половину, а потом… потом пролили.

Саид Иванович: Я ненавижу, НЕНАВИЖУ этих футболистов.

Дженерс: Кстати, я хотел ещё вот что сказать… Кержаков пришёл.

Саид Иванович рвёт волосы на голове.

Саид Иванович: НЕНАВИЖУУУУУУУ!!!

Дженерс: А ещё с ними эта… дылда…

Саид Иванович: Кто? Акинфеев?

Дженерс: Ага.

Саид Иванович: ЧЁРТ!!! ЭТО ТОТ САМЫЙ АКИНФЕЕВ, КОТОРЫЙ МЕНЯ ПОБИЛ В ПОДВОРОТНЕ КОСТЫЛЯМИ?!

Дженерс: В общих чертах… да.

Саид Иванович: Я УБЬЮ ИХ! УБЬЮ ИХ ВСЕХ! Высылай к ним наших лучших магов… пускай они перебьют их нафиг…


Футболисты устраиваются спать. Кровать оккупировал Шишкин. Каждого, кто к ней приближался, он кусал. На диване кое-как устроился Билялетдинов. Жо с ним поторговался – и Билялетдинов ушёл спать на кухню. Радимов свернулся калачиком на коврике возле входной двери. Акинфеев нашёл раскладушку и лёг спать на неё. Сычёв заперся в гигантском шкафу. Ладно хоть дублёров удалось уговорить смыться, они захватили с собой Кержакова. Аршавин по единодушному решению коллектива был заперт в туалете, где он благополучно выл.


Ночь. Все спят. Даже Аршавин. Легонько поскрипывает входная дверь, на пороге видны шестеро мужиков в чёрных мантиях. Один из них шагает и наступает на Радимова.

Радимов: АААА!!! БОЛЬНО ЖЕ!!!

Мужики подпрыгивают от неожиданности, затем вваливаются в квартиру.

Самый главный: Убить их всех!

Радимов: РЕБЯТА!!! НАС УБИТЬ ХОТЯТ!

Футболисты: ХРЕН ИМ ВСЕМ!!!

Шишкин выбегает им навстречу с подушками, Сычёв – с хоккейной клюшкой, остальные с пустыми руками. Завязывается драка.

Аршавин: Что там происходит? Что? Кого хотят убить?

Шишкин: ГАСИ ИХ!!! ПИНАЙТЕ ПО ЯЙЦАМ! УЙ, *ЛЯТЬ, НЕ МНЕ ЖЕ!!!

Сычёв: Я НИ ХРЕНА НЕ ВИЖУ! КОГО Я ЩАС УДАРИЛ!?

Жо: Видимо, меня… на тебе!

Акинфеев: Ай-я! Меня-то за что?! Получай!!!

Мужики-маги плавненько выбираются из потасовки. Футболисты самозабвенно дерутся друг с другом. Маги отбрасывают их заклинанием к стене. Ваза на тумбочке шатается.

Самый главный: Вам конец. Ахахахаха!!!!

От его громового хохота ваза падает.

Жо: Ой, ё…

Мужики создают на ладонях файерболлы.

Жо: Вы разбили любимую вазу Билялетдинова…

Аршавин: ЧТО!?!?!

Жо: Я вам не завидую, ребят…

Аршавин: КИЙЯ!!!!

Дверь в туалет отлетает, в коридор выскакивает Аршавин в розовой пижамке, размахивая двумя длинными мочалками как нунчаками.

Аршавин: МОЮ ВАЗУ!!! ВЫ!!! КИЙЯ!!! КИЙЯ!! ВОТ ТЕБЕ!!! (лихо лупит мужиков)…


Вася Пупкин никогда никому не мешал. Вот и сейчас он мирно возвращался домой после запоя. Он ещё не до конца очухался. Поднимался по лестнице. Заметил, что дверь у одного из соседей открыта. Ну и пусть, какое ему-то дело?! Послышались вопли «КИЙЯ!!! ЭТО ВАМ ЗА ВАЗУ, СУКИНЫ ДЕТИ!!!» - и из квартиры один за другим вылетали подозрительные мужики в черном. Они сваливались в одну кучу. На лестничную площадку выскочил пухлый мужичок в розовой пижаме, крутящий над собой мочалку. Мужики в панике побежали вниз по лестнице, сбив Васю Пупкина с ног. «И ЧТОБ Я БОЛЬШЕ ВАС ЗДЕСЬ НЕ ВИДЕЛ, ПИДОРАСЫ!!!» - изрёк мужичок и зашёл в квартиру, захлопнув за собой дверь.


Вася Пупкин поклялся себе никогда больше не пить…

Утро.

Кержаков мл.:
Эй! Вы там живы вообще?

Аршавин, посапывая, ещё крепче обнимает плюшевого мишку.

Таранов: Копец охренели – спать на полу…

Кержаков: Хе-хе-хе, пора воспользоваться суперголосом. ПОДЪЁМ!!!

Аршавин, Радимов, Акинфеев и Сычёв вскакивают на ноги. Жо и Шишкин остаются лежать на своих местах.

Шишкин (сонно): Иди на х*й, Керж, я спать хочу…

Жо (тоже сонно): Я ничего не говорил.

С кухни выходит Билялетдинов, жующий колбасу. Он располнел, набрал примерно два или три килограмма. Аршавин дико визжит. Жо и Шишкин подпрыгивают, выбегают в коридор.

Аршавин: АААААА!!! ТЫ ЧТО СДЕЛАЛ?!?! МНЕ ТЕПЕРЬ ХУДЕТЬ ПРИДЁТСЯ!!!

Билялетдинов (виновато): У меня стресс… а я когда нервничаю, хочу кушать... а поскольку я всё время нервничаю… ну и вот…

Акинфеев: Так, стоп, а где Шава вообще взял колбасу?! У Били даже овощей нормальных нету в холодильнике, а уж чтобы колбаса…

Билялетдинов (скромно): Доставка пищи. Вот так. Заказал на ближайшем складе.

Аршавин: Ладно тогда… а на чей счёт?!

Жо: За чей, дубина. За твой, естессно…

Аршавин: Я УБЬЮ ЕГО!!!

Билялетдинов: АААААА!!! БИЛЯ ВЗБЕСИЛСЯ!!!!!!! (убегает из квартиры, Аршавин за ним)

Шишкин: Гы, я обязан это увидеть… (убегает за ними)

Жо (берёт с тумбочки камеру): РАДИМ, Я С ТОБОЙ!!! (тоже выбегает)

Акинфеев: Вашу ж мать, опять разнимать их… (тоже исчезает за дверью)

Кержаков: О, кстати, там около дома скинхеды сидели, я должен это увидеть… (выбегает)

Сычёв: Как дети, честное слово… так. А вы чего припёрлись? И как?

Рыжиков: Тут дверь была захлопнута, но не заперта… вот мы и зашли. Да.

Радимов: Мне не нравится быть Радимовым! Он толстый и старый!

Кержаков мл.: Скажи ему обязательно об этом, когда он вернётся… чёрт… Жо так завернул… его предки начали спрашивать, что да как в Севилье…

Сычёв: И что?

Кержаков мл.: Что, что… он начал нести какую-то чушь про Бразилию, да ещё по-португальски… предки охренели. И послали его спать. Хы.

Таранов: Корж счастлив донельзя. Он впервые в жизни лёг спать позже старшего брата. Прям позвонил мне и похвастался.

Сычёв: Так, сопляки. Я пошёл этот сброд разгребать, потому что я слышу, как Кержаков явно нарывается на скинов… (деловито уходит)

Радимов: Ну и что теперь нам дела-а-а-ать? Я хочу домо-о-о-ой!

Кержаков мл.: Ну и сидел бы дома.

Таранов: Да, кстати, какого хрена ты за мной увязался вчера?!

Радимов: Ну не мог же я придти домой в таком виде… я думал с тобой пойти… переночевать. А потом решил остаться здесь.

Таранов: Больше не смей за мной ходить по всей квартире и говорить «Ваня, Ваня, ну можно я у тебя заночую, а?» Мне страшно, когда Радимов так говорит…

Радимов (берёт в руки бутыль): Ой, смотрите, тут мелким шрифтом что-то написано… О. Стишок.

Главное скажи ты слово,
Оно тебе уже не ново,
Слово часто употребимо,
Не проходит ушей мимо,
Скажи его – и будет код,
Что в Ктулхуград тебя внесёт.

Кержаков мл.: Бред какой-то. Кстати, было бы лучше сказать «перенесёт», а то «внесёт» не совсем грамотно.

Рыжиков: Ребят. Это. Вы ничего не забыли?

Таранов: Вродь нет. А что?

Рыжиков: Да ничего. Сейчас 12, у нас час назад начались тренировки, в том числе у Коржа, который сейчас находится в Москве и не вернулся обратно в Питер. Молчу про Шишкина, которому соклубники просто голову откусят, поскольку Радимов предстанет в свете трусливого сопляка.

Все переглядываются.

Все (хором): *ля-я-я-ять…

Все исчезают. Растворяются в воздухе. Ага.


Ктулхуград. Тронный зал.

Саид Иванович ходит из стороны в сторону.

Саид Иванович: Нет, ну как такое возможно?! Как такое возможно?!

Дженерс (из-за занавесочки): Вы не бойтесь, не бойтесь! Хотите, я приведу провинившихся?

Саид Иванович: Веди!

В зал заходят несколько мужиков с понуро опущенными головами, они выстраиваются в ряд.

Саид Иванович: Вы! Как вы могли продуть им?! Они же РОССИЙСКИЕ ФУТБОЛИСТЫ, ИМ В ПРИНЦИПЕ ТОЛЬКО АНДОРРА ПРОДУТЬ МОЖЕТ!!!

Один из мужиков: Но мы не ожидали такого коварного нападения…

Саид Иванович: Какого такого нападения?! Они должны были спать!!!

Самый главный: Они всё предусмотрели… выставили охрану… мы не ожидали…а потом этот их… ниндзя-самоучка…

Саид Иванович: Что ещё за ниндзя?!

Один из мужиков: Я не знаю лично, но он такой толстый… в розовой пижаме… и с мочалками в руках…

Саид Иванович: Вечно от Аршавина одни проблемы…

Дженерс: Так что нам делать?

Саид Иванович: Я и не знаю. Честно. Нам нужна дополнительная энергия. Где бы её взять…

С воплями «ПОСТОРОНИИИИИИИСЬ!!!!» в центр зала падают дублёры и Радимов. Встают на ноги. Озираются.

Радимов: Мы не наро-о-очно-о-о! (плачет)

Саид Иванович:

Дженерс: Позвольте… мне кажется, что они все поменялись телами, так что вряд ли мы сейчас говорим с Радимовым.

Кержаков мл.: Да, вы говорите с Радимовым… просто… у него депрессия…

Радимов: АААААААААА!!! МНЕ ХОЛОДНООООО!!!

Рыжиков: Вот видите! Его всё не устраивает! Радимов – он такой!

Саид Иванович: Меня не обмануть. Хватайте их – будут служить нам для выработки энергии…

Таранов: А для чего энергия?

Саид Иванович: Для ритуала, который нам позволит захватить ВЕСЬ МИР!!! АХАХАХАХА!!!

Кержаков мл.: Мне одному кажется, что он на Радимова в этот момент похож?


Их всех уводят из зала.


Футболисты возвращаются в квартиру Билялетдинова. У Жо много фингалов и порезов. Билялетдинов боится смотреть на Аршавина. Остальные ржут.

Шишкин: Не, Керж, я всё понимаю… (хлопает Жо по плечу, продолжая ржать) Но вот орать на скинов «Я НЕНАВИЖУ НЕГРОВ, ЧЕГО ВЫ КО МНЕ ПРИКОПАЛИСЬ?!» было совсем необязательно.

Жо: А чё они… обзываются?

Аршавин: Вобщем так. Аршавин. Я запрещаю тебе так много есть.

Билялетдинов: Я не могу не кушать…

Акинфеев: А где молокососы?

Все вертят головами.

Шишкин: Съе*ались, суки…

Сычёв: Предлагаю всем дружно заболеть. Тогда нам не придётся ходить на игры. И не повторится позор матча ЦСКА-Локомотив… (ржёт) Кстати, кому что сказали тренера?

Билялетдинов: Хе, я помню, что мне этот ваш… Бышгавец сказал…

Акинфеев: Ы-ы-ы-ы… меня Газзаев назвал тупым двухметровым чмом.

Сычёв: Это не круто. Вот меня… как там, Шав?

Билялетдинов: Погодь… (шарится в карманах) я на диктофон записал…

Бышовец (на записи): ХЕРОВЫ ПИНДОСЫ, ВАШУ МАТЬ, Е*НУТЫЕ НА ВЕСЬ МОЗГ ИЗВРАЩЕНЦЫ!!! ВЫ КАКОГО @$!*% ВЫ@!&#%(СЬ ТАМ, *$@&Y! ВАМ В ЖОПУ?! СЫЧЁВ, *ЛЯТЬ, ЕПИЗДЕНЬ ПИЗДО*ЛЯДСКАЯ!!! ТЫ ЧЕГО СЕБЕ ПОЗВОЛЯЕШЬ?! Я ПОНИМАЮ – БИЛЯЛЕТДИНОВ, ОН ВООБЩЕ НА ВЕСЬ МОЗГ ТРАХНУТЫЙ!!!

Билялетдинов (на записи): Э-э-эй! Вот щас ты у меня получишь!

Бышовец (на записи): ЗАТКНИИИИИСЬ!!! МОЛИТЕСЬ, *ЛЯ, ЧТОБ Я ВАС ВООБЩЕ В КОМАНДЕ ОСТАВИЛ, ХЕРОТЕНИ, РАСПИЗДЯИ, НЕНАВИЖУ ВАС!!! ПОШЛИ ВОН!!!

Сычёв (на записи): Иди на х*й.

Акинфеев: ЭЙ!!! ТЫ ЧЕГО ОТ МОЕГО ИМЕНИ МАТЕРИШЬСЯ?!

Сычёв: Ты слушай дальше…

Бышовец (на записи): ЧТООООООООООО?! (поток мата, нам просто лень насиловать клавиатуру и шифт в частности, чтобы накрыть все произнесённые тренером слова)

Шишкин (с уважением): Наш чел…

Жо: Да ладно… ты мне точно такую же тираду выдал, когда я случайно…

Шишкин: Это было не случайно!

Жо: *лять, я думал, это малафеевская форма!

Кержаков: А что случилось? Что?

Жо: Да так… я решил приколоться. Наклеил на форму уйму сердечек с блёстками и вывел на заднице «ЙА ПЕДРИЛО». Откуда ж мне знать было, что Радимов это напялит?!

Шишкин: А ДЕЙСТВИТЕЛЬНО, ОТКУДА ТЕБЕ ЗНАТЬ?! ФАМИЛИЯ «РАДИМОВ» НА ФУТБОЛКЕ ВООБЩЕ НИ О ЧЁМ НЕ ГОВОРИТ!

Жо: Сколько раз говорить, не было у меня времени смотреть на фамилию! И вообще… я схватил ближайшую. Её вроде как Малафеев мял в руках, я подумал, что это его…

Шишкин: Б*я, Кержаков, у вратарей даже цвет другой!

Жо: Ну мало ли… мне скучно, знаешь ли, на скамейке запасных сидеть… решил посмеяться…

Шишкин: Вместе с тобой посмеялся весь стадион и питерское телевидение!

Жо: Короче, я к чему. Речь ты двинул тогда не хуже.

Билялетдинов: Погодьте, погодьте, щас самое интересное начнётся…

На записи слышится хруст и чавканье.

Бышовец (на записи): БИЛЯЛЕТДИНОВ!!! НЕ СМЕЙ ЖРАТЬ СКАМЕЙКУ!!!

Все громко и истерически хохочут.

Акинфеев: Парни… продайте эту запись… деньги будете грести лопатой…

Аршавин (обеспокоенно): А скамейка никак не повлияет на мой желудок?

Шишкин: Равно как и на мозг. Опилки плюс опилки, знаешь…

Аршавин: ДИИИИИИМ!!!

Акинфеев: Ты меня заколебал. Акинфеев. Поскольку ты в моём теле, ты и будешь отзываться на запросы Били.

Сычёв: Вот уж хрен. Биля. Ты согласен?

Аршавин: На что?

Жо: Спрыгнуть с крыши.

Аршавин плачет: Я НЕ ХОЧУ УМИРААААААТЬ! Я СЛИШКОМ МОЛОД, СЛИШКОМ КРАСИВ!!! (пауза) Не в этом теле, конечно… АААААААААААААА!!!

Шишкин: Он мне кое-кого напомнил… где это педрило с табличкой Шишкин?

Все выразительно косятся на Шишкина.

Кержаков: Нет, он прав… где остальные ребята-то?

Жо (пожимает плечами): Кто их знает… домой пошли, а Шишкин за ними увязался и…

Аршавин: ОЙ, БЛИН!!! (хватается за голову)

Все: Что опять?

Аршавин: Я совсем забыл! У меня в три часа… меня пригласили на ток-шоу! Не могу же я идти в таком виде!

Билялетдинов: Я могу придти вместо тебя!

Аршавин: Я не позволю тебе позорить меня на телевидении. Уж лучше пропущу…

Акинфеев (задумчиво): Пропустить не получится… Бышовец сказал тебе идти на ток-шоу в обязательном порядке, больше никто из футболистов придти не согласился… а тема про российский футбол. Если они будут обсуждать футбол без футболистов… нас там конкретно дерьмом обольют.

Аршавин: Точно… но я не могу… и Аршавина пускать туда нельзя, он всё испортит.

Кержаков: У меня есть идея. Давайте пойдут и Аршавин, и Билялетдинов. Уговорим Малахова, пригласит одним жирным политиком меньше.

Жо: Ух ты. Впервые вижу умного чёрного.

Кержаков: Вот знаешь… ты сейчас тоже не очень-то белый.

Жо: Б*я, всё время забываю…

Сычёв: А что, Жо дело говорит… который Кержаков. Вот. Я сказал. К тому же, мне нравится на телевидении.

Кержаков: Оно и видно. У тебя всё время вид либо укуренный, либо уставший.

Шишкин: Короче всё, решено. Двигаем в Останкинскую башню.

Все двигают в Останкинскую башню.

Ктулхуград. Подвал замка.

Параллельно друг другу стоят четыре гигантских колеса, как для белок. В них уныло шагают дублёры и Радимов.

Радимов: Я устал… я кушать хочу…

Кержаков мл.: Ничего, наши наверняка уже заметили, что мы исчезли и уже мчатся к нам на помощь…

Таранов: М-да? А мне кажется, что им по боку. К тому же, они обнаружат, что мы исчезли денька эдак через три… мы к тому времени сдохнем.

Рыжиков: Будьте оптимистами, ребят! Всё будет хорошо.

Кержаков мл.: Всё будет плохо…

Радимов: Я хочу домо-о-о-ой!

Дженерс: Почему перешли на шаг? Бегать! Бегать, я сказал!

Рыжиков: Ты переоцениваешь российских футболистов, мы не можем бегать девяносто минут, какой там три часа…

Дженерс: БЕГАТЬ!!!

Все четверо вздыхают и бегут.

Останкинская башня. Билялетдинова и Аршавина утащили гримировать.

Жо: Значит так, план следующий. Главные дылды, то есть я и Сычёв, будем просто стоять рядом с площадкой и наблюдать оттуда. Акинфеев, ты у нас как-нибудь замаскируйся… и Радимова с собой возьми. Главное – чтобы вас не узнали. Жо… тебе труднее всех. Внешность у меня чертовски примечательная и привлекательная, её никак не замаскировать…

Кержаков: Короче, я пойду с вами. Дылдой меня назвать нельзя, поскольку твой рост незначителен…

Жо: Я тебя щас… (закатывает рукава)

Мимо проносится Билялетдинов с криками «ОТВАЛИТЕ ОТ МЕНЯЯЯЯЯЯ!!!», за ним мчится стадо локо-гёлз.

Акинфеев: Надо его выручать…

Сычёв: Жалко, Радимов щас в обличье Шишкина, своей рожей их не напугает.

Шишкин: Да пошёл ты! (продолжает кого-то высматривать)

Жо: Вобщем так. Локо-гёлз пойду пугать я.

Мимо пробегает Аршавин с воплями «СТОЙТЕ!!! Я ЗДЕСЬ!!!»

Жо: Всё, я пошёл, надо Шаву спасать… (убегает)

Шишкин: *ля, мне страшно… Таня говорила, что её пригласили на какое-то ток-шоу… я вот думаю, не на это ли?

Акинфеев: Чё она, дура сюда приходить?

Сычёв: К тому же, куда больше вероятность, что они пригласят Началову.

Шишкин: А если их обеих позовут? Это ж пипец…


Съёмочная площадка.

В зале сидят в платках и чёрных очках Сычёв с Шишкиным.

Малахов: Здравствуйте, я Андрей Малахов и это передача «Пусть говорят» и сегодня мы поговорим на тему «Близкие футболистов». Мы решили впервые записать передачу в прямом эфире. Согласитесь, мы знаем много о самих футболистах… но что об их семьях? Легко ли это? Вот мы и решили выяснить. Итак, для начала всё-таки спросим футболистов. Встречайте – Динияр Билялетдинов и Андрей Аршавин!

Раздаётся вопль «Выходи, падла!», затем «Я боюсь», звук смачного пинка, влетает Аршавин, следом за ним выходит Билялетдинов. Они садятся в разные кресла.

Жо: Если они испохабили начало, боюсь, в дальнейшем нас не ждёт ничего хорошего. Учитывая, что это прямой эфир…

Малахов: Ну, для начала спросим Билялетдинова… Динияр, скажите, трудно ли вам уживаться с близкими, с вашими родителями… девушкой…

Билялетдинов: Вообще-то, я женат.

Аршавин: ВРЁШЬ!!!

Билялетдинов: Нет, не вру. Я женат. У меня есть сын.

Локо-гёлз в зале: НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!

Малахов: Извините, нас наверное неверно проинформировали… вам всего двадцать два года, а уже семья…

Аршавин: НЕТ У МЕНЯ СЕМЬИ!

Малахов: … (впервые в жизни!)

Билялетдинов: Двадцать два? Я так молодо выгляжу? Спасибо…

Вопль Шишкина из зала:«Слава тебе, Боженька, теперь всё на своих местах. Я теперь не этот жирный свинтус, а суперпривлекательный молодой человек. Ура. Да-да-да. Я соскучился по своему нормальному почерку. Кстати, Аршавин так много ел… я потолстел. Мне надо худеть. Ну нееееет… Так всё плохо. И ещё мне придётся извиняться перед мамочкой за то, как её обругал Шава. Шава вообще в моём обличье был слишком нервный.

Кстати, мне кажется или авторы поленились сделать длинную развязку?!»

Не кажется, Биля. Мы ужасно ленивые твари, а завтра нам делать презентацию по астрономию, мы решили прикончить фанфик за один раз. Вот. И не ругаццо. Сами просили побыстрее. Всё. Йа пошла куфать. А эти бездыри без меня нихрена не напишут. Ага. Никуя! Я напишу! Мммммм… Я ЛЮБЛЮ БИЛЮ!!!!!!!!!!!! А ещё слабо что-нить осмысленное? И желательно не «Я ЛЮБЛЮ БИЛЮ» или «Я ЛЮБЛЮ РОМОЧКУ»?! Ладно, завязываем, а то выглядит как шизофрения. ЫЫЫЫЫ. Ну…. Я Дженерса люблю! Дадада. Козы, *ЛЯТЬ! Это вам не радио, где надо СМСки присылать, ЯДРЁНА МАТЬ!!! В ЛЮБВИ БУДЕМ ПРИЗНАВАТЬСЯ В БЛАГОДАРНОСТЯХ! И вапще. Фсе суки. Меня никто не любит(((( Она эмооооооооооо. Я ТОЖЕ!!!! Я труъ эмо)))) Суки… все суки…. ДИИИИИИМ!!!!!!!! Вы не поверите!!!! Я люблю Ромочку Шишкина!!! Похоже надо заканчивать биться головой апстену по вечерам… Ненавижу всех… я одна крутая… меня окружают одни какашки… ничего вы в жизни не понимаете *ушла пить китайский чай* Она захавала мой чай!!!!!!!!!!!! ДАААА!!! Я ИМЕННО ЗОХАВАЛА, А НЕ ВЫПИЛА!!! Я ВЛАСТЕЛИН МИРА!! АХАХАХА!!! Маш… больше не будем ей давать те белые таблеточки…



Благодарности объявляются:

Шнурову (ну как обычно)

Дженерсу… это одна такая вредная личность из чата. Если он это читает – значит, нас уже нет в живых…

Постеру «Бригада нах» (постер из журнала Total Football со Сборной России перед матчем с Эстонией… охрененный постер, если присмотреться – можно стебаццо часа два… чем мы и занимались)

ДЖАРЕДУ ПАДАЛЕКИ ^_^ НЯК!!! И ЕГО БИЦЕПСАМ В ЧАСТНОСТИ!!! ОН ОХРЕНЕННО СЕКСУАЛЕН И НИИПЁТ!!! … О Госпидя… БОГА НЕТ!!! И ВАПЩЕ, МЕНЯ ПАДАЛЕКИ ТАААК ВДОХНОВЛЯЕТ! НЯЯЯ!!! ВДОХНОВЛЯЕТ, СУКИ, А НЕ ВОЗБУЖДАЕТ!!!

Тут мне тонко намекают кулаками в глаз… Ромочкам Шишкину и Павлюченко. Вашу ж мать…


Ток-шоу «Пусть говорят». Редкостное… эээ… подставьте нужное ругательство. По-мойму, выпуск такой, какой мы описали выше, спас бы всю передачу вообще… но увы…

Китайскому чаю. Я специально ездила в Китай за чаем. Да-да-да.Тупым американским фильмам про обмен телами. Ыыы.

<ЗДЕСЬ МОГЛА БЫТЬ ВАША РЕКЛАМА>


Комнате отдыха. Более известной как тубзиалет.

БашОргу за Йазык падонкафф =)))) Мы его по БашОргу учили, во всяком случае…

И вновь Джастину Тимберлейку. Йееее. Тока не знаю, зачем. Мне нравится, как пишется его имя. Джастин… это почти Джесси… а Джесси – это Джессика. А Джессика – это невеста Сэма. А Сэма играл ДЖАРЕД ПАДАЛЕКИ!!! АААА, СУКИ, НЕ ОТТАСКИВАЙТЕ МЕНЯ ОТ КЛАВИАТУРЫ!!! ААААА!!! ДЖАРЕЕЕД!!!

У нас тут маленькая размолвка. Продолжаем.


Московскому метро. ОБОЖАЮ МЕТРО, ОСОБЕННО СТАНЦИЮ ПРОСПЕКТ МИРА!!!

Йа вернулось. Ыыыы.

Гусу Хиддинку. Он прелестен. Надеемся, что наши кривоногие индюки выйдут из группы, тогда Гусь останется ^_^

Аааа… ещё укуренной роже Акинфеева (всё на том же постере). Она такая забавная.

И ухмылке Аршавина. На этом же постере.

Сайту www.clubds.narod.ru, он продолжает нас терпеть и терпеть… кстати, форумчанам превед! (www.lokoclub.borda.ru)

Всем, кто написал письма… няк. Мы вас любим. Честно. Я всех люблю. Ага. Ну так вот, пишите ещё на всё тот же адрес. Кому надо, тот его найдёт =)



НУ И ТРАДИЦИОННЫЕ ПАСИБКИ ФК ЗЕНИТ, ФК ЛОКОМОТИВ И ФК ЦСКА ЗА ТО, ЧТО ОНИ ЕСТЬ!!! ^_^

Добавлено: 12.11.2010 15:38

ФК Локомотив (Москва) - сайт болельщиков © 2013-2017 гг.