» Фанфики / рассказы     
» Объяснимо, но не факт - 3: "РАША против УСА" (Russia vs. U.S.A)

Авторы: Ламанова Иришка, Громыхина Саня, Торопова Маня

 

СБОРНАЯ РОССИИ ПО ФУТБОЛУ В НЕПОЛНОМ СОСТАВЕ ПРОТИВ СБОРНОЙ АМЕРИКИ ПО ВОЛЕЙБОЛУ В РЕШАЮЩЕМ МАТЧЕ. КТО КОГО? СТАВКИ ВЫСОКИ, КАК НИКОГДА, НАПРЯЖЕНИЕ НАРАСТАЕТ... КТО ЖЕ ПОБЕДИТ? ОБ ЭТОМ ВЫ УЗНАЕТЕ ИЗ НАШЕГО ФАНФИКА (пускай ответ и очевиден)...


Итак, начинаем. Обыкновенное утро, квартира Радимова. Телевизор включен, с экрана вещает дикторша, пока Радимов бегает в поисках штанов.

Диктор: Через 3 дня состоятся сразу два важных для России матча - футбольный, где мы будем выступать против Португалии и волейбольный, в котором нашими противниками будут американцы.

Радимов: Волейболисты - педики!

Буланова: Что-что?

Радимов (копаясь в комоде и помещаясь в нём по пояс): Ничего-ничего. Вапще ничего.

Буланова: Вот и не выражайся при детях.

Радимов: Ладно, пошёл я, нам вылетать через три часа... О, нашёл! (вытаскивает розовые штаны с золотой полоской на боку)

Буланова: Это мои...


Радимов:
А, какая разница! Времени уже нету! (напяливает штаны)

Аэропорт. По залу ожидания шляется кучка футболистов.


Кержаков: Что бы поделать?

Аршавин: Предлагаю буфет!

Билялетдинов: Или лучше покатаемся на пони!

Кержаков: Ага, вот прямо сейчас всё бросим и поедем в парк Горького!

Билялетдинов (радостно): Правда?

Кержаков: Это был сарказм...

Билялетдинов (растроенно): Ну-у-у-у...

Акинфеев: Я вот чего не понимаю. Почему одна половина сборной уже там, в Португалии?

Алдонин: Потому что в прошлый раз все, кто сейчас здесь, опоздали. Я проспал.

Сычёв: У меня уважительная причина - я Билю вытаскивал, он поспорил с Кержем, что сможет просунуть башку между прутьев забора, ну и смог... я его вытаскивал.

Кержаков: Я стоял, смотрел на это всё и ржал.

Аршавин: Я кушал колбасу в буфете.


Все (хором):
Кто бы сомневался...

Акинфеев: Я перчатки потерял... не поеду же я в Португалию без перчаток!

Кержаков (язвительно): И правда, у Малафеева-то их нет!

Акинфеев: Я? Перчатки? У этого... пф!

Кержаков: Щас по пфыфалке получишь!

Аршавин: Люди... а где Радим?

Все вертят головами. К ним приближается бодрой походочкой жизнерадостный Радимов (от одного только сочетания этих слов всех бросило в дрожь). Где-то позади толпа мужиков, пошатываясь, бродит от буфета до зала ожидания и обратно.

Кержаков: Ты чего такой радостный?

Радимов (трясёт пачкой денег): Я их перепил на деньги!

Все: Кого?!

Радимов: Нашу сборную по волейболу!

Все: ЗАЧЕМ?!

Радимов (безмятежно): А, какая разница, им же не сёдня играть!!!

Билялетдинов: Так может на пони-и-и?

Все (хором): Не-е-е-ет!!!

Акинфеев: Э-э-э... Радим....


Радимов:
Чего, цыплёнок?

Акинфеев: Ты у нас влево подался?... в смысле... ну... того.... сие... (показывает на розовые штаны)

Керж с Шавой истерически хохочут, потом к ним присоединяются все, кроме Билялетдинова, который с интересом рассматривает штаны.

Радимов: И НЕЧЕГО РЖАТЬ!!! (все затыкаются) Я свои штаны потерял, пришлось эти надеть!

Билялетдинов (обиженно): Я вчера их хотел купить!!!

Все от него отступают на десять шагов.

Билялетдинов: Ну не себе же, что вы как эти! У меня у знакомой скоро День Рождения!

Кержаков: Я не знал, что это теперь так называется...

Билялетдинов: Ди-и-и-и-им!!! Он меня обижае-е-е-е-ет!!!!

Все присутствующие в аэропорту удивлённо смотрят на ревущего молодого человека и человека взрослого, солидного, зато в розовых штанах.

Какое-то время футболисты шляются по аэропорту, а потом оседают в кафе. До рейса полчаса, они мчатся сломя голову к регистрации, сталкиваются с более-менее протрезвевшей сборной по волейболу. И всё смешалось - кони, люди...простите. Короче, перемешались и вещи, и билеты. Каждый своё расхватал. Футболисты бегут дальше.

Алдонин (на бегу): Какой у нас рейс?

Билялетдинов: Ноль ноль семь, я точно помню!!!

Они проходят регистрацию, садятся в самолёт.

Сычёв: Давайте Кержа покрепче пристегнём, а то опять за руль полезет.

Кержаков: Не полезет. Авторы фанфика недавно узнали, что у меня аэрофобия. Так что буду сидеть и бояться.

Акинфеев: А обо мне они вообще вспомнили из солидарности!!!

Алдонин: А мою жену дурой называют!

Все (хором): Она и есть дура!!!

Семь часов спустя.


Аршавин (задумчиво жуя колбасу): Ребя-я-ят... я, конечно, не настаиваю, но... мы типа пролетели Португалию...

Все: Спи давай!

Алдонин: Что, пилот идиот по-твоему?!

Акинфеев (ехидно): Единственный в мире пилот-идиот торчит сейчас в туалете.

Билялетдинов: И, правда, долго мы слишком летим... Я когда ездил во Францию отдыхать, меньше летел. Вот. А Португалия же сосед Франции...

Радимов: Вот умник, *ля... Конечно, Франция сосед Португалии. А Россия граничит с Таиландом. Ну а Австралия в трёх километрах от Питера.

Билялетдинов: Правда?

Радимов: М-да... забудь.

Какое-то время спустя.


Все, включая зелёного Кержакова, спускаются по трапу, едут получать вещи.

Билялетдинов: Что-то не так. Я был в Португалии, так вот...

Все: МЫ ВСЕ БЫЛИ В ПОРТУГАЛИИ!!!

Билялетдинов: А-а-а, точно, это было не в Португалии, а в Лиссабоне...

Радимов (закатывая глаза): Во умни-и-и-ик...

Билялетдинов (обиженно): Между прочим, у меня пять по географии было!

Кержаков (вполголоса): Наверное, чтобы ты на второй год не оставался.

Билялетдинов: А ещё у меня была пятёрка по пению!

Сычёв (ударяя себя ладонью по лбу): Ну всё, началось...

Билялетдинов: Сердце красавицы склонно к измене-е-е...И к перемене-е-е-е, и к перемене-е-е-е...

Кержаков и Акинфеев за спиной Билялетдинова картинно изображают рвоту.

Радимов: А что-нить из репертуара... скажем, Тани, слабо?

Билялетдинов: Слабо... зато я знаю одну весёленькую песенку! Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам...

Аршавин (краснея): Он мне нарочно этот позор напоминает?

Сычёв: Это же Биля! В его лексиконе даже слова "сарказм"-то нет!

Билялетдинов пританцовывает. Остальные на цыпочках крадутся к выходу. Алдонин на что-то наступает, оно хрустит.

Радимов (шёпотом): Тихо ты!

Кержаков (тоже шёпотом): Какая разница, он так вопит, что ничего кругом не слышит.

Билялетдинов: Свет озарил мою больную душу-у-у-у... Эй, вы куда?!

Все: ААААААА!!!! (убегают)

Билялетдинов бежит за ними, сшибает с ног Акинфеева.

Аршавин: У него заложник!

Алдонин: Придётся вернуться....

Все, ужасно мрачные, вместе идут к выходу из аэропорта, Билялетдинов рассказывает, как бы он был рад выступить на каком-нибудь рок-концерте... И тут они выходят.

Радимов: Твою мать!!!...

Тем временем, сборная России по волейболу выходит из самолёта.


Осматривается. Их встречают Березуцкие.

Вся сборная: КАКОГО ХРЕНА?!

Березуцкие: Бли-и-и-ин!!! Эти идиоты ошиблись самолётом!


Радимов: Твою мать!!! БИЛЯЛЕТДИНОВ!!!!

Билялетдинов: А чего сразу я-то?!

Радимов (передразнивая): Ноль ноль семь, я точно помню!!! Кто это сказал?!

Билялетдинов (робко, из-за спины Сычёва): Ты. Только что.

Радимов: Я ЕГО ЩАС!!! (рвётся побить Билялетдинова, но его сдерживают все остальные) РАС****УЮ НА Х*Й!!!

Акинфеев: Не, ну правда, что мы делаем в Америке? Я вот английский не знаю...

Билялетдинов (гордо выпячивая грудь): А у меня по английскому, кстати, тоже пять было!!!

Кержаков: Осади, отличник ты наш! Пыонер!

Билялетдинов: Не верите? Вот смотрите! (подходит к первому же прохожему): Ду бист спеак енглиш? Шпрехен мон ами сеньоре?

Прохожий вертит пальцем у виска и проходит дальше. Кержаков хлопает в ладоши.

Кержаков: Браво! Это было просто великолепно! Теперь мы все тебе верим!!!

Билялетдинов: Я же не виноват, что он не знает английский... иностранец, наверное.

Кержаков: Биля, факен бич, ду ю спик инглиш? Бикоз иф ю доунт, мазафака, ай уилл дэфинатли хэнг ю уив зе хелп оф ё сокс!!!

Билялетдинов (прибито кивая): Йа-йа... сова...

Кержаков: Что и требовалось доказать.

Акинфеев (скромно): Лично я из твоей речи тоже только про мазафаку понял.

Кержаков: Ага!!! А ю стьюпид?!

Акинфеев (разводя руками): Не знаю, наверное...

Кержаков с Аршавиным ржут.

Билялетдинов (радостно): А я знаю песню такую "Стьюпид гёрлз"!!!

Кержаков: Про тебя прям...

Билялетдинов: Правда?

Кержаков: Нет, ну так даже не прикольно... Где Радимов?

Акинфеев: Ушли куда-то с Алдониным и подозрительным мужиком.

Аршавин (жуя гамбургер): Я домой хочу.

Кержаков: Погодите... если мы здесь... то где тогда волейболисты?!

К ним выходит конкретный такой америкос с крайне пришибленным видом, а вместе с ним и Радим с Алдониным и Сычёвым.

Билялетдинов (Акинфееву): А ты говорил, что он только с Алдониным ушёл! Я уже собирался уходить и его искать!!!

Кержаков (печально): Очень жаль, Игорь, наш коварный план провалился...

Алдонин: Ну, знаете... я в восхищении... Радимов ни слова не сказал по-английски, но эта жирная корова его поняла!

Кержаков (ехидно): У него всё на лице написано. На всех языках.

Радимов (америкосу): Ну что, факен трабл, отвози нас! Куда там надо...

Кержаков: Может, лучше я?

Радимов: Нет, я лучше. А! Ты об общении... давай!

Кержаков: Where we are supposed to live in?

Америкос: You know, I`m not sure... you are not the men we must meet...

Билялетдинов: Что он там говорит?

Кержаков: Что мест только шесть, тебя придётся здесь оставить.

Билялетдинов (разочарованно): Опять? Да что такое! Куда ни приедем, мне всё время говорят, что на меня мест нет!

Сычёв: Может, в следующий раз меня спросишь, а не Кержакова?

Кержаков: Да ладно вам, пацаны, вспомните, как мы ржали, когда это вот... (кивает на Билялетдинова) пять раз подряд в аэропорту ночевало.

Кержаков с америкосом ещё какое-то время разговаривают. Билялетдинов садится в углу и плачет.

Билялетдинов: Ну вот опять... здесь холодно, я не хочу опять в аэропорту дрыгнуть... о, буфет!

Аршавин: Где?!

Алдонин: Всё-всё, никаких буфетов! Едем в гостиницу!

Все берут свои сумки, идут к автобусу.

Америкос (дёргая Кержакова за рукав): I`m sorry... what about that guy? (показывает на Билялетдинова)

Все с укоризною смотрят на Кержакова.

Кержаков: Ну ладно, так и быть... БИЛЯЛЕТДИНОВ ДИНИЯР РИНАТОВИЧ!!!

Радимов: Рина-а-а-атович?! Аха-ха-ха!!!

Кержаков: САДИТЕСЬ В АВТОБУС, ОТКОПАЛИ ДЛЯ ВАС МЕСТО!!! (все снова смотрят на Кержакова) И ДАЖЕ НЕ В ПОДВАЛЕ!!! (ещё взгляды) И ДАЖЕ НЕ В КЛАДОВКЕ!!!

Билялетдинов радостно запрыгивает в автобус.

Билялетдинов: Наконец-то, я буду спать лёжа!!!

Кержаков: А я разве не сказал, что в твоём номере кровати только на потолке?

Билялетдинов: Ну бли-и-и-ин....

Гостиница. Алдонин говорит с Хиддинком по телефону.


Алдонин: Повторяю, это какое-то недоразумение, мы перепутали самолёты...

Хиддинк: Ну и что я должен сделать?! Пустить время вспять?

Алдонин: Я просто сообщаю... а ближайший рейс только завтра, мы уже при всём желании не успеем. А если и успеем, то пока оклемаемся, пока что... даже потренироваться не успеем...

Хиддинк: Гм-гм.... ну ладно, оставайтесь там. Потом вернётесь. Мы возьмём в команду волейболистов.

Алдонин: ЧТО?!

Хиддинк: И причём они выйдут в ваших футболках.

Алдонин: ЧТО?!?!?!

Хиддинк: Португальцам один хрен, вы все для них на одно лицо. До свидания.

Алдонин: Но... (кладёт трубку) Короче, нас заменят.

Билялетдинов: Только не меня! Я - незаменим!!!

Кержаков: Да уж, второго такого "отличника" ещё поискать надо...

Акинфеев: А давайте мы вместо волейболистов выступим? Лажать так лажать!

Радимов: А что? Это мысль!

Ближайший спортивный комплекс. Волейбольная площадка.


Все стоят по одну сторону сетки, Радимов - по другую.

Учится подавать. Четвёртый раз. У него не получается перекинуть мяч через сетку.

Билялетдинов: Неудачник!

Радимов подкидывает мяч.

Билялетдинов: Бе-бе-бе, я и то лучше играю!

Радимов смачно ударяет по мячу, на месте, где стоял Билялетдинов, остаётся дыра в полу, из которой идёт дымок.

Билялетдинов (сдавленно): Ой-й-й...

Все ошалело смотрят на Радимова. Тот тоже удивлён.

Алдонин: Думаю, никто не будет возражать, если мы поставим Радима подающим?

Кержаков: А меня - капитаном!

Билялетдинов (сдавленно): Меня-я-я-я...

Кержаков склоняется над дырой.

Кержаков: Заткни-и-и-ись! Итак... (хлопает в ладоши) Я теперь капитан. То есть самый главный. Да-а-а-а...

Радимов: Ты не привыкай особо.

Кержаков: А я уже давно не в Зените! (показывает ему язык)

Аршавин (мрачно): Тебе везёт...


Радимов:
Так!!! НЕ ПОНЯЛ!!!

Аршавин (поднимает руки): А что, я ничего... меня всё устраивает!

В зал заходит толпа высоких накачанных мужиков во главе с СУПЕРНАКАЧАННЫМ мужиком.

СУПЕРНАКАЧАННЫЙ мужик (по-английски): А вот и эти неудачники. И это сборная России по волейболу?

Кержаков, Алдонин, Сычёв (честно): Нет.

СУПЕРНАКАЧАННЫЙ мужик (гогочет): Умники, тоже мне. Спорим, мы вас сделаем как нефиг?

Радимов (навостряет уши): Вы собрались спорить?

СУПЕРНАКАЧАННЫЙ мужик: Ну, допустим. Если победите вы - каждый из нас даст каждому из вас по сотне баксов. Если победим мы - вы натянете трусы на голову после матча и исполните гимн Соединённых Штатов.

Кержаков: А творчество Шнура подойдёт?

СУПЕРНАКАЧАННЫЙ мужик: Нет.

Радимов (прикидывает в уме): Сотня баксов... на шесть... Охренеть, я согласен! Только ваш запас пусть тоже раскошеливается!

СУПЕРНАКАЧАННЫЙ мужик: Тогда ваш запас тоже будет петь.

Радимов: Обломись, у нас нет запаса.

Билялетдинов (мстительно, отряхиваясь): Зато есть капитан и тренер.

СУПЕРНАКАЧАННЫЙ мужик: Капитан должен петь громче всех и хлопать в ладоши.

Все ржут, кроме Кержакова.

Кержаков (хлопая Билю по плечу, шёпотом): Помнишь, ты хотел стать капитаном?

Билялетдинов: Ага!

Кержаков: Я тебе дарю этот титул!

Билялетдинов: Ура-а-а-а-а!!! (прыгает по залу) Я капитан, я капитан!!!!

Все укоризненно смотрят на Кержакова.

Кержаков (разводя руками): Что? Я просто перестраховался!

СУПЕРНАКАЧАННЫЙ мужик: Вот и славно. Мы пошли. До встречи на площадке, лузеры! (уходят)

Радимов (подкидывая мяч): Вот я тебе за лузера... (бьёт по мячу, капитан американцев с треском проваливается сквозь землю)

Ему апплодируют русские и на него же мрачно смотрят американцы. Они вытаскивают капитана и уходят.


Кержаков:
Ладно, с Радимом разобрались. У него мощная подача. А кого ещё куда?

Алдонин: Я играл в волейбол... пару раз... у меня хорошо получается через сетку бить. Вот так (берёт мяч, ведёт его как в баскетболе, подбрасывает и бьёт через сетку)

Кержаков: Гм... понятно. Ещё кто?

Сычёв: А я вообще хорошо отбиваю. Любые мячи. Но ногами.

Все согласно кивают.

Сычёв: Короче, меня куда-нибудь назад поставьте.

Акинфеев: И меня.

Кержаков: Э-э-э, не-е-ет, тебя мы даже назад ставить не будем, ты слишком далеко бьёшь. Встанешь вот сюда, спиной к сетке.

Акинфеев: А зачем? Что мне делать-то?

Кержаков: Понятия не имею, но так надо. Билялетдинов!

Билялетдинов (рассматривающий до этого свои ногти): А?

Кержаков: Тебя куда поставить?

Билялетдинов встаёт в центр поля, натягивая головой сетку.

Билялетдинов (хныкая): Бо-о-ольно-о-о-о. Но я хочу здесь стоять.

Сычёв берёт его за руку и отводит на одну линию с Алдониным.

Билялетдинов (потирая затылок): Ну, можно и здесь.

Кержаков: Разобрались. Теперь Шава... Шава? Шава! Никто не видел Шаву!?

Все бегают в поисках Шавы. Он заходит с сумкой, наполненной едой.

Аршавин: Я так перенервничал, решил подкрепиться.

Кержаков (со вздохом): Ладно, встанешь... вот здесь. (ставит его на заднюю линию) Вроде бы всё. Осталось только потренироваться...


После получасовой тренировки (дольше выдерживать стенания Билялетдинова "Я устал" было невозможно, видите ли, у него заболели руки), сборная России в неполном составе, зато в отличном настроении пошла гулять по Нью-Йорку. Аршавина, уже успевшего где-то притыриться запасом продуктового склада, красоты города волновали мало. Остальные же вертели головами и рассматривали город, в котором снимали сериал "Секс в большом городе" (любимый сериал Билялетдинова). И нарвались. Свернули не там, зашли в тёмный, безлюдный переулок... навстречу им выскочила банда конкретных пацанов в банданах с ножами.

Бандюган (наверное, атаман...): Руки вверх, отдавайте всё, что есть!

Кержаков, недолго думая, выставляет вперёд Билялетдинова и готовится идти дальше.

Другой бандит: МЫ СЕРЬЁЗНО!!! Отдавайте всё, что есть!

Аршавин осклабивается и готовится защищать свою еду до последнего. Радимов ржёт. Акинфеев скучает. Алдонин рассматривает граффити. Сычёв достаёт мобильник, набирает 911.

Сычёв: Аллё, полиция? Они все меня достали. Кто все? Все, кто в этом зале, меня взяли и достали... хм... знакомо звучит... неважно... что?! Ну, если б не достали, так я и звонить бы вам не стал! А вот этот вот толстый - он больше всех меня достал! (ходит из стороны в сторону, смотрит на Аршавина)

Аршавин (скуксившись): Я толстый?!

Голос из трубки: Ви доунт андерстэнд ю...

Сычёв: А, щед, вы ж американцы... (повторяет всё вышеобозначенное, по-английски, бандюганы терпеливо ждут)

Голос из трубки (по-английски): Так, повторите, пожалуйста, я не понимаю... что за толстый? Какой зал? Вы где?

Сычёв: Да ты тупой что ли, мужик?!

Голос из трубки: Я женщина!!!

Сычёв: А по вам не скажешь... не в комплимент.

Радимов отбирает у него мобильник.

Радимов: АЛЛЁ!!!

Голос из трубки: Хеллоу?

Радимов: Аллё, дура! Марш сюда с подкреплением!

Голос из трубки: Уот?

Радимов: ХАРЕ ПРИДУРИВАТЬСЯ, *ЛЯ!!! А НУ БЫРОМ ПРИТАЩИЛА СВОЮ ЖИРНУЮ МАСЛЯНИСТУЮ ХАРЮ СЮДА!!!

Кержаков (шёпотом): Американцы говорят "задницу"

Радимов (на весь переулок): ЗАДНИЦА!!!

Алдонин: ГДЕ?!

Бандиты переглядываются, вздыхают и уходят, пробормотав "Опять психи..."

Билялетдинов: А что, нас грабить не будут?

Кержаков: А ты разочарован?!

Билялетдинов: Ну, вообще-то, да. У меня такие клёвые часики, я хотел, чтобы они их увидели...

Кержаков: Твою мать... Ребят, верните-е-е-есь!!! Заберите его-о-о-о!!!

Сычёв (тыкая Радимова пальцем в плечо): Радим, успокойся, уже разобрались.

Радимов: Нет уж, погоди. Аллё, дура!

Голос из трубки: Хеллоу?

Радимов: Пока, идиотка!!! "?;:*?":!(?%0*-*№?%Н?*"(!?%)"*?!)(?*%("?"%)(?!!!!!

Женщина в полицейском участке, рыдая, вешает трубку.

Радимов (довольный-предовольный): Всё, свою миссию считаю выполненной.

Кержаков (язвительно): Прямо так светишься, будто...

Акинфеев: ...супружеский долг выполнил!

Радимов переводит взгляд с одного на другого, прикидывая, кого сравнять с асфальтом первым. Потом он решает, что лучше начать с Акинфеева, но Аршавин уже пинками заставляет всех идти дальше. Они идут дальше... и попадают...

Радимов (светясь от счастья): Негритянский квартал!!!

И правда, по улицам снуют туда-сюда чернокожие американцы, слушают хип-хоп, вобщем, выглядят весьма агрессивно.

Аршавин, Кержаков: Радим, не надо...

Радимов: Ну пожалуйста!!! Это ж мечта всей моей жизни - обматюкать негров-матросов!!!

Остальные: КОГО?!

Радимов: АВТОРЫ, КАПС ЛОК ОТОЖМИТЕ. Спасибо. Так вот, как было сказано В КВН-Е... *ЛЯ, КТО ЛОКТЕМ НА КЛАВИАТУРУ ОПЁРСЯ?! Кхм. Так вот. Как было сказано в КВНе, Америка - сборище матросов. Очень точно. Так что...

Все: Радим, не надо!

Алдонин: Пошлите назад, вернёмся куда надо...

Радимов отказывается уходить, печально смотрит на мечту, которая так близко и так далеко... ему приходит в голову идея. Глаза его светятся дьявольским пламенем, он довольно потирает ладоши. Подзывает к себе Билялетдинова, что-то говорит ему на ухо, тот кивает.

Билялетдинов (по-английски): ЭЙ, ЧЕРНОЖОПЫЕ!!!

В квартале становится тихо-тихо, все злобно смотрят на Билялетдинова. Радимов скачет по кругу и вопит "Йес, йес, ЙЕЕЕЕЕЕС!!!! ЧЕРНОЖОПЫЕ!!!! СБЫЛАСЬ МОЯ МЕЧТА!!!"

Негры: Нарываешься? Ребят, давайте надерём им задницы!

Кержаков: Как банально! А ещё субкультурой себя называете, флегматики олигофреновые!

Негры неуверенно переглядываются, замирают на месте.

Кержаков: Вот-вот! Я всегда считал, что уровень вашей социальной сознательности внушает здоровые опасения из-за своей критической недостаточности.

Акинфеев (с надеждой): Ты хочешь задавить их интеллектом, чтобы мы смогли спокойно уйти?

Кержаков (закатывая рукава): Да нет, конечно, просто не у одного Радимова была мечта... ну что, черножопые?!...

Гостиница.


Заходят шестеро пошатывающихся, покрытых синяками и царапинами мужиков. А один держится бодренько и скачет вокруг остальных.

Радимов (весь побитый, под глазами два здоровенных фингала): Смачно помахались...

Акинфеев (хромая на обе ноги и переодически с хрустом вставляя вывернутую руку на место): И не говори...

Алдонин (поддерживая бессознательного Сычёва): Ребят, я до сих пор считаю, что вы это зря.

Кержаков (мучаясь с вывихнутой челюстью): Фа лафно фебе... флаффно фыло... (хр-р-р-русть!) А-а-а-а, блаженство...

Аршавин (заклеивая раны на руках лейкопластырями): Вам-то хорошо, а мой нож вытащил...

Кержаков: Я одного не понимаю... почему эта сволочь не страдает? (обвинительно указывает пальцем на Билялетдинова, заворожено наблюдающего за рыбками в аквариуме)

Алдонин: Ты что, забыл? Он же сидел на всей нашей куче-мале сверху и лупил всех мочалкой!

Акинфеев: Во козлина... давайте его запинаем... (хр-р-русть!)

Радимов: Хрен с ним, пошлите, оклемаемся...

Кержаков останавливается, машет руками.

Кержаков: Стоп, стоп, стоп!!! Прежде чем авторы продолжат этот бред, я хочу им напомнить, что у нас через три дня важнейший матч, а за три дня от этого всего мы не отойдём!!!

Все: Вот именно!!!


Кержаков:
Я требую корректировки!

Все футболисты стоят целые и невредимые, только у Радимова фингал под глазом.

Радимов: А ПОЧЕМУ У МЕНЯ?!

Фингал перекочёвывает на Билин глаз. Всё. Больше корректировать не будем.

Билялетдинов: Ну во-о-от... а я хотел манго попросить...

В руках у Билялетдинова появляется манго, доволен?

Билялетдинов: Ага.

Всё, хватит на сегодня. Авторы переводят часы.

Билялетдинов: Ой, десять часов вечера уже. Мне спать пора.

Кержаков: Ты что?! А как же "Спокойной ночи, малыши"?

Билялетдинов: Они в девять были... Всё, идём спать.

Алдонин: А чего это ты раскомандовался?! Я здесь капитан!!!

Радимов: Я тоже, между прочим!

Алдонин: Но я капитанистее!!!

Билялетдинов (зевает): Я пошёл спать!

Ночь


Футболисты дрыхнут. В каждый из номеров стучатся два раза. Футболисты встают, одеваются и топают в холл, где их уже ждёт Сычёв с розовой книжечкой.

Сычёв: Не, ну ребят, я до сих пор считаю, что делать этого не надо...

Кержаков: Ой, да ладно! Он всё равно об этом не узнает!

Билялетдинов: О чём?!

Кержаков: ... Ты какого хрена здесь?!

Билялетдинов: Дима ушёл, мне интересно стало...

Радимов: *ля, Ринатович, иди спать, твою мать.

Акинфеев (аплодируя): Да ты поэт!

Радимов: И ты, *ля, заткнись, а то как зарифмую...

Аршавин: Слушай, мож ты мультики посмотришь?

Билялетдинов (с интересом): А какие?

Аршавин: Щас, сгоняю за сумкой...

Аршавин убегает за сумкой. Возвращается. Шарит в ней.

Аршавин: Так... "Саут парк"...

Сычёв: Не надо травмировать его детскую психику! Что ещё есть?!

Аршавин: Э-э-э... "Смешарики"....

Немое удивление в глазах всех.

Аршавин: Что?! Наверное, сын подложил!


Кержаков:
Ага. Карапузы только тем и занимаются, что Аршавинам всяким "Смешариков" подкладывают во все карманы.

Аршавин: Но "Смешарики" такие забавные!

Радимов (хлопая себя ладонью по лбу): *ля, Аршавин... убери это или я за себя не отвечаю...

Аршавин: Ну ладно... О! "Губка Боб"!

Билялетдинов: Не годится! Я все серии смотрел! И полнометражку!

Аршавин: Так, погодь... э-э-э... Диснеевское что-то...

Билялетдинов: Что я, педик, Дисней смотреть?!

Кержаков невнятно хмыкает, но под предупреждающим взором Сычёва от комментариев воздерживается.

Аршавин: О! "Эй, Арнольд!"

Билялетдинов: Клёво! А какие серии?

Аршавин достаёт штук тридцать DVD.

Билялетдинов: Ур-р-р-р-ра-а-а-а!!! Надеюсь, Хельга признается ему в любви! (берёт DVDшки и убегает)

Все (хором): Фух, пронесло...

Сычёв открывает дневник и читает.

"Здравствуй, дневничок. Это снова я (зачёркнуто) Это я (зачёркнуто) Короче, вот. День хороший. Мы скоро летим в Португалию, через два дня. Ура. Ура. Ура. Ура. Ой. Заклинило. Но "Ура" так красиво смотрится, особенно моим почерком!

Встретил на улице Радимова, когда шёл за альбомом Тимберлейка. Я ему сказал "привет", а он меня обматюкал. Мне было так обидно! Я пошёл к Вадику (пришлось тридцать километров чапать) и пожаловался. Он меня научил, что ответить. Я - властелин мира! Уха-ха-ха-ха!!! Сейчас буду звонить Радимову.

Позвонил. Сказал. Оказалось, трубку взяла Буланова. Теперь сижу над словарём и пытаюсь понять, что она мне ответила.

Что-то плохо вырисовывается. Откуда она такие плохие слова знает? Решил позвонить, спросить.

Позвонил. Трубку взял Радимов. Я ему "Позови Таню". А он мне "%*№%?("* тебе, а не Таню!" и трубку повесил. Сижу, ищу в словаре слово "%*№%?("*. Нашёл. Да что же за словарь такой!!!

Обиделся. Позвонил ещё раз. Трубку взяла дочь. Я ей "Позови Таню". Она мне: "Иди в %№*(:!%". Обиделся и спросил "А папу?" Она приготовилась ответить, но я услышал, как там Радимов сказал "Ты почему такие плохие слова говоришь?!" И сам взял трубку. Сказал мне примерно то же самое и повесил трубку. Безумная семья.

Отгадываю кроссворд. "Игрок Локомотива, пять букв". Вадик! Точно, Вадик! Бли-и-и-ин... не подходит... тут не сходится... неужели имя Преснякова не Владимир?! Решил позвонить Диме, но машинально набрал номер Радимова. А я ещё, как дурак "Игрок Локомотива, пять букв". Он мне знаешь что ответил?! "*лять!" И повесил трубку. Не, всё равно не подходит. Но я всё равно рад - оказывается, у нас новенький. Надо будет познакомиться.

Позвонил Диме. Он надо мной ржал полчаса и повесил трубку. Да что за день такой?! Позвонил ещё раз. Опять то же самое. Ещё раз позвонил. Он мне: "Слушай, у меня тут полкоманды сидит, щас я громкую связь врублю, а ты свой вопрос повтори". Ну я и сказал "Игрок Локомотива, пять букв". Они как грохнут!!! Да что такого?! Сволочи. Издева-а-а-аются. Я ведь весь кроссворд разгадал!

Ещё поотгадывал. Позвонил Диме. Сказал "Слушай, тут вторая буква Ы. Какая дурацкая фамилия может иметь вторую букву Ы"?! А он обиженно так "На свою посмотри" и повесил трубку. Ничего не понял. Причём здесь он?! А может, это подсказка?! Б-И-Л-Я-Л... не, глагол какой-то получается.

Позвонил Кержакову. Он мне машинально "Сычёв". И трубку не вешает. Потом так задумчиво "А что?" Я ему рассказал, как отгадывал кроссворд. Он заржал и повесил трубку. Сволочь!

Блин!!! Я ж Диме сказал, что у него фамилия дурацкая! Надо извиниться!!! Занято... Да и страшно звонить. Может, письмо написать?

Кержаков позвонил. Говорит: фамилия идиота, обзванивающего знакомых с дурацким вопросом. Двенадцать букв. Я в ступоре. Он ржёт. А потом вешает трубку со словами "Ну вот, Шава, а ты говорил, что он обидится. Да он даже не понял!" Чего они ко мне прикопались? Откуда я знаю этого идиота?! Нет, ну надо быть последним кретином, чтобы обзванивать знакомых, да ещё с дурацким вопросом! Вот дурак! Я бы так никогда не сделал!

Пишу письмо. Думаю, как начать. Получилось что-то вроде "Привет, Дима. Извиняюсь за дурацкую фамилию. Я не знал, что она твоя" . Нет, глупо получается. Я же знал, что она его. И вообще, коротко как-то.

Отправил ему письмо. Жду ответа.

Вечер. Он мне звонит и хохочет истерически. А что такого? Тебе смешно, дневничок? Я вот что написал:

"Уважаемый Дмитрий Евгеньевич!

Я вам пишу, чтобы сообщить, что на улице прекрасная погода. А у вас? Через два дня мы все летим в Португалию, правда здорово? Я уже взял свои красно-зелёные носки, мы точно победим! Вот. А вы как считаете? Кстати, как у вас там дела? Мы не общались целых 2 часа 24 минуты, так что я прекрасно понимаю, что у вас многое могло перемениться. Мало ли... А если вы соберётесь жениться, вы меня на свадьбу позовёте? Я очень хочу быть шофёром (только идиоты пишут с двумя ошибками, я-то знаю, что правильно - "шофёр", а не "шафер"). Я даже могу принести цветочки. И деньги. Много. У меня их очень много. Потому что вчера я собрал все свои деньги и разменял их по десять рублей. У меня их очень-очень много.

Вот. Ещё я хотел рассказать о том, какой дурак Кержаков. Он мне продал бутсы самого Пеле! Всего за четыре тысячи рублей! И там написано "Сделано в Ленинграде".

Представляете, Пеле обувался в Ленинграде! А это где, кстати? Я на карте искал, не нашёл. Наверное, где-то в Бразилии.

Вроде бы, всё. За сим прощаюсь.

Билялетдинов Динияр Ринатович".

Ну что тут смешного?! Блин! Я же извиниться забыл! Надо теперь ещё одно письмо писать... Написал. Отправил. По имэйлу. Вот что там было:

"см. пред. Извини за фамилию, пожалуйста!"

Пришёл ответ. Пытаюсь вникнуть:

"Биля, ЖЖОШЬ!!! XD"

Это хорошо или плохо? Уфффффф.

Классно. Уже завтра в Португалию. А я решил взять в руки гитару. И придти с ней на сборы.

Поиграл, попел. Почему Хиддинк спрятался под скамейку так, что оттуда торчала только его гигантская попа? Он ещё не дорос до моего творчества. И вся сборная не доросла. Но я продолжил петь. Пока Акинфеев не снял перчатки и не заткнул ими мне рот. Наверное, вратари так признание проявляют.

Блин. Уже вечер, а я всё никак не могу вытащить перчатки. Не поеду же я в таком виде в Португалию. Решил позвонить Диме, попросить о помощи. Получилось только что-то промычать. Он заржал, сказал "Блин, жжёшь не по-детски! Сейчас приеду, погодь". Вот такой у меня хороший друг! С полумыка понимает.

Вытаскивали перчатки. Ему для этого пришлось упереться в меня ногами. Суровый народ эти вратари. Ну ничего, я ему во время матча в трусы мышь подложу. Если решусь взять её в руки.

Сегодня едем в Португалию. Я так рад! Ура. Ура. Ура. Ура. Ура.

Ну вот, опять...."


Все ржут так, что потолок трясётся. В холл пару раз спускаются недовольные американские жильцы и любопытные русские, которым интересно, почему это половина сборной России по футболу сидит и хохочет в холле американской гостиницы. Русские остаются. Футболисты себя ведут потише.

Сычёв: Ну как?

Кержаков (вытирая слёзы): Блин, не могу... А я-то думал, фигли он мне звонил...

Алдонин (вылезая из-под дивана): Ой, *ля-я-я-я... у меня живот болит...

Акинфеев (потирая лоб): Я себе синяк набил, когда башкой об стенку бился.

Радимов: Идиотище-е-е...

Сычёв: Так. Без оскорблений попрошу.

Радимов: Как скажете, Дмитрий Евгеньевич.

Все ржут.

Русские: А что такое? Что происходит?

Аршавин: Мы читаем дневник Билялетдинова.

Русские: Ух ты! А там ещё осталось? Интересно же! А обо мне он написал?! (здесь мы узнаём, что в толпу русских втесались локо-гёрлз)

Сычёв: Ага. Он уже успел накорябать про то, как мы прибыли в Америку....


"Хеллоу, дневничок. Вот. Я умею говорить по-английски. Я вообще такой талантливый и многосторонний! В аэропорту я блистал своим знанием языков. Да-да-да, Кержаков просто рыдал от зависти..."


Кержаков:
Скорее, со смеху дох...

"Ой. Мне стыдно. Я вру. Кержаков не плакал. Он поговорил с дяденькой каким-то и уговорил выделить мне номер в гостинице. Правда, там кровати на потолке. Обидно. Ну ничего, я туда одеяло приклею и буду висеть как в гамаке! Такой вот я умный.

Алдонин (ну это тот, который женился на дуре Началовой) позвонил Хиддинку. Почтенный голландец сказал, что вместо нас выпустят волейболистов. Какое оскорбление! Фу! Интересно, а в чьей футболке Баранов будет? Хоть бы в моей! Я её тогда снимать не буду, да-да-да!

Первая тренировка прошла плохо. Мало того, что никто кроме меня, разумеется, играть не умеет, так ещё Радимов ударил по мячу слишком сильно, и я провалился под пол. А там темно, пыльно и крысы! Фу-у-у-у! А-а-а-а! Ненавижу кры-ы-ы-ы-ыс!!!

Кстати, я придумал месть Акинфееву за перчатки. Я включу электрошокер и засуну ему в трусы. Пусть потанцует макарену. Всё равно он и в обычном состоянии примерно такие же движения делает. Обезьяна. Ведёт себя не так, как подобает мужчине. Вот. Другое дело - я!!! Я такой красивый! Ух! Про меня ещё какой-то дяденька сказал... ну этот... Идиот... Достоевский, во! Красота спасёт мир! Моя красота спасёт мир! Да-а-а! А Кержакова - нет! Потому что я красивый, а он нет!

Мне грустно. Почему Кержаков некрасивый, но у него есть жена, а у меня нет? Почему мне до сих пор готовит мама, а не жена?! Всё. Женюсь. Моя красота не должна пройти даром, она должна передаться следующему поколению.

Передумал. Ну их нафиг.

Нас чуть было не ограбили бандиты. Мне было очень страшно. Но я знал, что Дима меня защитит.

Думаю. Кто опаснее - бандиты или Кержаков с Радимовым в своём стебательском настроении. Бандиты, по крайней мере, в прошлый раз в Латвии на вопрос уборщицы "Мусор есть?" меня за дверь не выставляли. В мешке. Мусорном. Фу. Гадость какая. Нифига чёрный не стройнит. Я был похож на гигантскую шелестящую гусеницу. Бе-е-е-е... Так вот, потом мы попали в негритянский квартал. Ужасное место. Я им сказал "Привет!", а они как на нас набросятся! Ну ничего, я там всем врезал мочалкой и они в ужасе разбежались. Красота + мочалка = страшная сила! Надо запатентовать эту формулу. Да-да-да. Обязательно.

Пока что всё. Но я тебе обязательно расскажу, если что-нибудь изменится. Пока, дневничок".


ВНИМАНИЕ: ВО ВРЕМЯ ЧТЕНИЯ ЭТОГО ДНЕВНИКА НИ ОДИН ИЗ ПЕРСОНАЖЕЙ ФАНФИКА НЕ ПОСТРАДАЛ И НЕ УМЕР СО СМЕХУ. СТРАДАЛИ ТОЛЬКО АМЕРИКАНЦЫ. ПОТОМУ ЧТО РУССКИЕ АНГЛИЙСКИЙ НЕ ЗНАЛИ И НЕ ПОНИМАЛИ, ЧТО ОТ НИХ ХОТЯТ И ПРОДОЛЖАЛИ РЖАТЬ. ДНЕВНИК БИЛЯЛЕТДИНОВА ЯВЛЯЕТСЯ ЕГО ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТЬЮ И ПУБЛИЧНОМУ ОЗНАКОМЛЕНИЮ (ГЫ-ГЫ) НЕ ПОДЛЕЖИТ (ГЫ-ГЫ-ГЫ!!!) ВОТ. Я всё сказал. И пошёл спать. БИЛЯЛЕТДИНОВ, *ЛЯ!!! КАКОГО ХЕРА?! МЫ АВТОРЫ, А НЕ ТЫ!!!

Билялетдинов: Ой, да ладно. Не больно-то и надо было.

Билялетдинов, излучая свою прекрасную красоту, уходит в номер. И замок заклинивает, гы-гы. Будет знать. Ну ладно, на чём мы остановились?

Сычёв: Вот теперь точно всё. Расходимся?

Все: Ну во-о-о-от... (расходятся)

Утро в России.


это "Утро" из "Пера Гюнта", бессмертного классического произведения норвежского классика Эдварда Грига, если кто из вас не понял!)

Кремль. Путин сидит на своём троне... пардон, стуле. Ну или на чём он там сидит... мы себе смутно представляем Кремль. Наверное, всё-таки на троне, а вокруг скачут слуги. Нет? Ну ладно...

Путин: Так, слуги. Буду краток.

Ой, блин. Нету слуг. Всё, забыли. О! Там Жириновский есть!

Путин: Не надо.

Как скажете, Владимир Владимирович. Жириновский исчезает. Раздаётся телефонный звонок.

Путин: Если это опять Радимов, я не возьму трубку.

Нет-нет, Владимир Владимирович. Всё нормально, берите трубку.

Путин: Алло. О. Джордж... Буш...

Буш: Привет, Володя. Я тут прослышал о вашем промахе...

Путин: Э-э-э... мы жутко извиняемся за ту сожжённую деревню, честное слово, мы целились в Белый Дом.

Буш (великодушно): Прощаю. Но я о другом. Я о волейболистах и футболистах.

Путин: А. Это действительно промах, но мне Хиддинк доложил лично, что меняться обратно не имеет смысла. Так зачем звонишь?

Буш: Сочувствовать. Может, не будем засчитывать вам это поражение, футболисты всё-таки...

Путин: Какое поражение? У них через два дня игра!

Буш: По-моему, результат просто очевиден...

Путин: А вот и нет. Наши победят.

Буш: Какой слепой патриотизм!

Путин: Сам ты слепой!

Буш: Вот поспорим, что наши ваших сделают?

Путин: Спорим. На всё ядерное оружие, что есть в стране.

Буш: А может всё-таки на щелбан? (какой-то шёпот, явно Кандализы Райз и явно о том, что она говорит Бушу о беспроигрышности спора) В смысле, согласен. Наш разговор записан, учтите.

Путин: Вы и учитывайте! Придётся всё прослушивать и трястись от страха, когда мы всё ваше оружие заполучим!


Буш:
Ничего подобного! (вешает трубку)

Путин: Грубо. Даже не попрощался. Американец, что с него взять... (вздыхает) Так. Где-то у меня был номер Аршавина с того происшествия на острове...

Итак, в Нью-Йорке все расходятся... и тут у Аршавина звонит мобильник.


Аршавин: Да?

Путин: Здравствуй, Андрей.

Аршавин: Ой! (роняет мобильник)

Радимов: Ты чего?

Аршавин: Это тебя...

Радимов поднимает телефон.

Радимов: Аллё. Чё вам надо поздней ночью от Аршавина?! Он женат, между прочим!

Путин: Я рад за него. Здравствуйте, Владислав.

Радимов: Во *ля! (роняет мобильник)

Кержаков: Что это у вас, игра такая что ли?

Аршавин, Радимов (хором): Это тебя.

Кержаков: Ага, это очень оригинально - звонить мне на мобильник Шавы... ну ладно... Алло.

Путин: Не роняйте, пожалуйста, трубку.

Кержаков: А зачем мне её ронять?

Путин: Вот и славно. Я хотел поговорить...

Кержаков (бледнея): Владимир Владимирович, вы что ли?

Путин (умоляющим тоном): ТОЛЬКО НЕ РОНЯЙТЕ ТРУБКУ!!!

Кержаков: Ну ладно... а что от нас надо? Это не я! И не я раздолбал стадион Севильи, честное слово! Они первые начали!

Путин: Вы о чём? Неважно. Мне нужно сообщить вам о деле глобальной важности.

Героическая музыка, все собираются вокруг Кержакова, включившего громкую связь.

Путин: Речь идёт о судьбе ядерного оружия. Буш вынудил меня сделать ставкой в вашем предстоящем матче ядерное оружие. Всё, какое только есть в стране. Поэтому в этом матче всё будет зависеть от вас.

Акинфеев, Радимов (тихонько): Во *ля-я-я-я-я...

Путин: Именно так и я подумал. Итак, страна рассчитывает на вас. Ни в коем случае не проигрывайте. Ни в коем случае. Иначе США захватит власть над миром...

Аршавин: А если мы выиграем, то, по идее, нам можно будет бесплатно ходить в МакДональдс?

Все: А денежное вознаграждение будет?

Путин: Как вам не стыдно! Где ваш патриотизм?

Все стыдятся и ищут патриотизм.

Путин: Я подумаю о денежном вознаграждении. Дерзайте. Желаю вам победы. Да будет олимпиада в Сочи!

Все: Воистину в Сочи!

Разговор заканчивается.

Радимов (в наступившей тишине): *ля, ну почему вся эта *уёвина происходит именно со мной?!

Тем временем в Португалии. Сборы.


Хиддинк: Итак, кто из вас волейболисты?

Погребняк (радостно показывая на кучку мужиков, без конца обменивающихся формой): Вон те!

Хиддинк: Спасибо! Вот умница, всем вам в пример!

Березуцкие (закатывая глаза): Начало-о-о-ось...

Хиддинк: Вот заметьте, я спросил вас всех, а ответил кто? Правильно, Павел! Ну что вам мешает быть такими же, как он?

Березуцкие, Лоськов, Титов: МОЗГИ!!!


Погребняк (радостно):
Да ладно, давайте не будем ссориться! Давайте мы лучше...

Малафеев (ехидно): ...споём песенку про дружбу.

Погребняк (радостно-удивлённо): Ты как угадал?

Малафеев: Билялетдинов. Часть вторая. Исправленная и дополненная. Спрашивайте в сборной страны - Павел Погребняк!

Остальные аплодируют.

Хиддинк: Прекратить! Эй, там, давайте уже определяйтесь!

У одного из волейболистов из трусов вываливается бутылка водки.

Хиддинк: ТАК!!! ЭТО ЕЩЁ ЧТО?!

Полтавский (скуксившись): Это не я, честное слово... там так сразу было...

Все смотрят, чья это форма. Естественно, Радимова.

Лоськов: А это мысль... уважаю. Радикально мыслит.

Малафеев: Мы, питерцы, такие! (прихлёбывает из бутылочки, спрятанной в перчатках)

Хиддинк: Какой беспорядок!

Погребняк (радостно): Давайте водку уберём и начнём тренироваться!

Хиддинк: Молодец! Будешь капитаном!

Титов: ЧЕГО?!

Погребняк (радостно): Бе-бе-бе! Вот здорово, правда? Егор, ты ведь поделишься опытом, да? А то это такая ответственность...

Малафеев: *ля-я-я-я... Радимова с Кержаковым на тебя нет...

Погребняк (радостно): Да, мне очень жаль, что их нет! Но оно даже к лучшему! Меньше мата - больше дела! Давайте начнём уже, а? Я ведь капитан! Я главный! Ура!

Малафеев: Ну почему-у-у-у... Радимов, я тебя убью-ю-ю-ю...

Лоськов: Тебе-то ладно, а я вот это вот поведение каждую игру, каждую тренировку... гр-р-р-р... "Ребят, а давайте покушаем сходим, не будем мячик пинать!", "Ребят, это ничего ведь, что я мимо ворот двадцать семь раз пробил? Стабильность - признак мастерства!", "Ой, смотрите, какие у меня носочки!"... *ля-я-я-я-я, как я его только не убил...

Малафеев: Это что. Вот Радимов - это адское зло. В последней ипостаси. Я, значит, мяч взял, для этого подпрыгнул чёрти как извиваясь, грохнулся очень больно, все дела... угадай, что он сделал? Подошёл, выдернул у меня из рук мячик и пробил по воротам!!! И ещё сказал "Что ж ты за вратарь, такой мяч простой взять не можешь! На хер! На хер!" и обматюкал и три часа дополнительно тренироваться заставил. Или вот ещё. Игра решающая. Зенит-Спартак. Так что ты думаешь? Эта сволочь приходит самой последней в раздевалку, пошатываясь, и говорит "Ребят, эт ничего, что я пьяный?" Сука-а-а-а-а!!!! Как он меня бесит!!!

Титов: Одни такие что ли? Вот у нас Павлюченко - такая... бр-р-р-р... "Я вот тут бью, вот тут, вот тут, а вы в раздевалке пока покурите", "Куда, *ля, лезешь, здесь я играю!!!!", "Я отказываюсь играть, там какой-то незнакомый урод на воротах!!!"

Березуцкие: Это всё цветочки. Газзаев - это да.

Все понимающе кивают.

Березуцкий: Ваще задница полная, когда он идёт на поле ругаться... он ещё нас одного от другого не отличает!

Малафеев: Я вам больше скажу, меня Адвокаат Шавой назвал!

Лоськов: А меня наш тренер устраивает... только вот я его не устраиваю...

Титов: Федотов - скотина-а-а-а!!! Выйдет и начнёт "Ну что я, свинопас что ли?!"

Малафеев: Какие же суки эти тренера! Да ведь?

Все: Точно!!!

Лоськов (разошедшись): Но главная сука, прямо-таки верховная - это Гус Хиддинк!!!

Все с отвисшими челюстями смотрят на Лоськова, за спиной которого вырастает Хиддинк. С грозным выражением лица. Уж значение слова "сука" он усвоил твёрдо за время общения с Радимовым.

Лоськов: Как меня бесит эта жирная педрястая сука!!! Наркоман хренов!!! Нах нам эти голландцы, реально зае*али!!!! Но какая же он сука-а-а-а!!! Сычёва не выпускает, с Погребняком носится... бесит, *ля, бесит-бесит-бесит!!!

Малафеев: Э-э-э, Лоськов... ты извини, что прерываю...

Лоськов (отмахиваясь): Да эта жопа тупорылая всё равно не говорит по-русски!

Хиддинк (по-русски): Да ну?

Лоськов: *ля-я-я-я...


Нью-Йорк. Наши идут на тренировку.


Проходят мимо магазина с вывеской "Drug Store".

Билялетдинов: Я хочу Чупа-Чупс!

Кержаков (ехидно): Вон, зайди в магазинчик, попроси.

Наивный Билялетдинов заходит в аптеку.

Билялетдинов: Мне Чупа-Чупс.

Аптекарша: Уот?

Билялетдинов: Я урод? Ну ладно, на вкус на цвет... ну мне надо очень! Очень хочется! Чупа-Чупс! Большой такой (изображает руками) XXL!!!

Аптекарша: А-а-а-а... (даёт ему презерватив)

Билялетдинов платит и с недоумённым видом выходит на улицу.

Акинфеев: О-о-о, да ты у нас крутой...

Билялетдинов: В смысле? Что с этой штукой вообще делать-то?

Кержаков: Ты что, правда, не знаешь?

Билялетдинов: Не-а...

Кержаков: Возьми в руку, подойди вон к той девке и покажи.

Радимов: Ага. И подмигни.

Билялетдинов: Зачем?

Акинфеев: Так принято. Купил эту штуку - и всем показываешь.

Билялетдинов послушно подходит к девушке, делает как было сказано. Получает пощёчину. Хныкает, возвращается.

Билялетдинов (под аккомпанемент истерического хохота наблюдавших): Что я не так сдела-а-а-ал?!

Сычёв: Всё, хватит... Биля, я не могу... как так можно?!

Билялетдинов: Но вы мне сами сказали...

Сычёв: Короче, иди, верни это.

Аршавин (роясь в рюкзаке): А Чупа-Чупс я найду...

Билялетдинов радостно бежит обратно в аптеку.

Кержаков: И кто после этого скажет, что он не идиот?

Все приходят на тренировку. Всё по-прежнему, успехи так себе. Они уже представляют себе, как Путин, рыдая, отдаёт ядерное оружие.

Кержаков: Нет, ну пока Радимов подаёт, всё нормально. А вот Билялетдинов на подаче - это, простите, полная попа.

Билялетдинов: Попа - плохое слово.

Радимов (невинно): А *лять?

Билялетдинов: Я такого не знаю.

Радимов: Ну вот, значит, *лять. Идите все на... Я буду подавать бесконечно.

Кержаков: Нам бы это было более чем выгодно. Вы видели того СУПЕРНАКАЧАННОГО мужика?

Акинфеев: Я бы с таким побоялся встретиться в тёмном переулке...

Алдонин: Ты и про Моисеева с Биланом точно также говорил.

Акинфеев: А кто бы не испугался?!

Билялетдинов: Я! Я вообще храбрый!

Кержаков: Мышь!

Билялетдинов: ААААААААА!!!! Мы-ы-ы-ышь!!! СПАСИТЕ-Е-Е-Е-Е!!!

Кержаков: Буа-га-га, я придумал новую приколюху...

Ночь. У Билялетдинова звонит телефон.


Билялетдинов (сонно): Аллё!

Кержаков: Мышь!

Билялетдинов: Аа-а-а-а-а-а!!! (запрыгивает на потолок, висит на лампе-вентиляторе)

Кержаков (из соседнего номера): Буа-га-га, спокойной ночи!

Португалия. Тренировка.


Погребняк носится по полю с мячиком и кричит радостно "Давайте, ребята! Подхватывайте игру!!!" Малафеев с постной миной показывает ему третий палец. Учитывая вратарскую перчатку, этот жест смотрелся значительно. Тотальный такой фак.

Погребняк (радостно): Малафеев, ты почему стоишь? Бегай!

Малафеев: Я вратарь, если что!

Погребняк (радостно): Всё равно бегай! Ноги надо разминать, кровь разогнать! Ребят, ну чего вы стоите, бегать надо, бегать, бегать! Ура-а-а-а! (убегает)

Хиддинк (багровый весь после тирады, высказанной притихшему Лоськову): Тренируемся! Почему стоим?!

Титов и Березуцкие, что-то бурча себе под нос, плетутся на другую половину поля, берут мячик и перепинываются. Потом к ним присоединяется Лоськов.

Игнатьев: А нам-то что делать?

Вербов берёт в руки мяч, подбрасывает, ударяет. Попадает в затылок Игорю Корнееву. Успокаивается.

Хиддинк (закатывая рукава): Да-а-а, здесь придётся поработать...

Нью-Йорк. Ночь.


Футболисты сидят перед гигантским телевизором, смотрят матч Португалия-Россия.

Гусев: Объявляем состав команд... Под номером 1 - Вячеслав Малафеев. Под номером 10 - Андрей Аршавин.

Аршавин: ЧЕГО!?

Кержаков: Это всё Матрица. Она тебя раздвоила.

Аршавин: Я тебе не Билялетдинов, мне такую хрень не впаривай.

Билялетдинов: А это правда?

Алдонин: Ещё какая. Суровая. Смотри.

Гусев: ...под номером 15 - Динияр Билялетдинов...

Билялетдинов: О, ужас!!! Я раздвоился!!! С другой стороны, это хорошо. Я смогу посмотреть сам на себя со стороны.

Крупный план Полтавского в форме Билялетдинова.

Гусев: И вот перед нами крупный план... э-э-э... Динияра Билялетдинова...

Билялетдинов падает в обморок.

Кержаков (веселится): Ну-ка, ну-ка, кто у нас Радимов...

Гусев: Под номером 2 - Владислав Радимов...

Крупный план Баранова.

Радимов: *ля, ну почему Баранов?!

Кержаков: Биле в этом плане больше попёрло...

Гусев: ... и под номером 8 - Евгений Алдонин.

Крупный план Игнатьева.

Алдонин: А-а-а-а-а!!! В моей футболке ходит свинья!!!

Раздаётся звонок, песенка "Kyle`s Mom Is A Bitch" из "Саут Парка". Алдонин берёт трубку.

Началова (захлёбываясь слезами): Что такое, Женюсик?! Я смотрю, значит, футбол, а там ты... совсем не такой, страшный... что случило-о-о-ось?!

Кержаков (скорчив рожу): Женюси-и-и-ик....

Алдонин показывает ему кулак.

Алдонин: Не волнуйся, милая, я-то сейчас в Америке!

Началова: Как так? Но матч-то в Португалии!

Алдонин: Матч в Португалии, а я в Америке.

Началова: Но ты вон он, гимн поёшь.

Алдонин: Да не я это!!! Я в Америке, понимаешь?! Это совершенно другой мужик в моей форме!!!

Началова: А почему он в твоей форме?!

Алдонин: Потому что это волейболист! Они не успели новые формы изготовить.

Началова: А почему волейболист играет в футбол?!

Алдонин: Так вышло. Мы махнулись самолётами.

Началова: Ты купил самолёт? А почему мне не сказал?

Кержаков: Действительно, Женюсик, как тебе не стыдно?

Алдонин замахивается на Кержакова, но тот уворачивается.

Началова: Кто там у тебя?

Алдонин: Кержаков Саня.

Началова: А почему она тебя Женюсиком называет?

Алдонин: Какая она?! Это Кержаков! Это он!

Началова: Не ври мне!

Алдонин: Ё-моё... Керж, поговори с ней, а?

Кержаков берёт трубку.

Кержаков (женским голосом): Аллё!

Началова: А-а-а-а!!! Женюсика верни!!!

Алдонин (сквозь зубы): Я тебя урою... (берёт трубку) Алло?

Началова: Это женщина!!!

Алдонин: Да я в курсе, что ты... а, в смысле, не женщина это, это Кержаков придуривается!!!

Началова: Нет, я видела Кержакова. Он человек серьёзный и придуриваться не станет!

Кержаков: Понял?!

Алдонин: Кержаков это, Кержаков!!!

Радимов: Что Кержаков?

Алдонин: Радимов, ну скажи ей, что мы здесь в мужской компании!!!

Кержаков: Он с женой разговаривает.

Радимов (злорадно ухмыляясь): А-а-а... (берёт трубку, говорит женским голосом) Алло, Юля? Отстань от нашего Женюсика!

Алдонин: *ЛЯ!!! УРОЮ НА ХЕР!!!

Радимов (ехидненько): Она тебя к телефону просит.

Алдонин: Алло.

Началова: Что это всё значит, Женюсик?!?!?!

Алдонин: Да пойми ты, это мужики придуриваются! Биля! Биля, поговори с ней!!!

Билялетдинов: Алло.

Началова: А ты кто?! Ещё одна конкурентка?!

Билялетдинов: В плане чего?

Началова: В плане Женюсика.

Билялетдинов: Женюсика? Женитьбы что ли Сычёва?! Так вот, фигу тебе, я шофёром буду, поняла?!

Началова: Э-э-э... при чём здесь шофёр?

Билялетдинов: Не притворяйся, ты понимаешь прекрасно, о чём разговор. Меня не проведёшь. У меня острый разум и хорошо развита интуиция.

Кержаков (беззвучно): Это Началова.

Билялетдинов: О-о-ой... я извиняюсь. А что надо?

Началова: Объяснений! Почему вы там с Женюсиком?!

Билялетдинов: Ну-у-у... мы вообще-то хотели лететь в Португалию, но так вышло, что мы в Америке. Вот.

Началова: Так он мне со всеми вами изменяет?!

Билялетдинов (обиженно): Вы за кого нас принимаете?!

Началова: Та-а-а-ак. Чем тебя не устраивает Женюсик?!

Билялетдинов: Он мужик.

Началова: Ещё какой!

Билялетдинов: Так вот. А меня мужики не интересуют.

Началова: Так вы ещё и лесбиянки?!

Билялетдинов: А что такое лесбиянки?!

Алдонин (меняясь в лице): Вы там вообще о чём? (отбирает трубку) Алло, это снова я.

Началова: Женюсик. Я требую объяснений. Почему ты окружил себя лесбиянками?!

Алдонин: ТЫ О ЧЁМ?!

Из соседней комнаты выбегает Акинфеев, размахивает руками и отбирает у Алдонина трубку.

Акинфеев (кричит в трубку): ААААА!!! ШАВА ЗАБИЛ ГОЛ!!! УРАААА!!!! ОДИН-НООООЛЬ!!! ДААААААА!!!! (убегает)

Алдонин: Алло... ты там жива?

Началова: Что это было?...

Алдонин: Это Акинфеев. Похоже, наши забили.

Началова: Ты от темы-то не уходи. Что у тебя там с лесбиянками американскими?

Кержаков: Радим, мы с тобой лесбиянки.

Радимов: Какое горе.

Алдонин: Да блин!!! Нету у меня ничего с лесбиянками!!! И с Акинфеевым тоже!!!

Началова (подозрительно): А про Акинфеева я и не спрашивала... что у вас с ним?

Забегает Акинфеев, забирает трубку.

Акинфеев:ААААААААААААААААА!!! НАШИМ ЗАБИЛИ!!!!! СУКИИИИИИИИИИИИ!!!!! (убегает)

Алдонин: Ну погоди у меня, я тебя на первой же треньке... Алло!

Началова: Что это было?! Я чуть не оглохла!

Алдонин: Акинфеев, говорю же!

Началова: А почему он такой возбуждённый бегает?!

Алдонин: Он футбол смотрит.

Началова: И я смотрю. Но я же так не бегаю и не ору!

Алдонин: Ну, ты и не Акинфеев.

Началова: Ах вот в чём дело!!! Я не Акинфеев! И поэтому у нас с тобой не складывается, да? Да? Я не могу тебе заменить его?!

Алдонин: ЭЙ!!! Что за намёки?!

Кержаков: Чего это у вас там с Акинфеевым? Пра-а-ативный?

Радимов: То-то я смотрю они на сборах в сторонке стоят...

Алдонин: Я вас... (зенитовцы, хихикая, убегают)

Началова (грозно): Женюси-и-и-ик!!!!

Алдонин: Да.

Началова: Что у тебя там за девочки смеются?

Алдонин: ДА НЕ ДЕВОЧКИ ЭТО!!! ЭТО РАДИМОВ И КЕРЖАКОВ!!!

Началова: И не надо так орать. Я не настолько тупая, чтобы женский смех от мужского не отличить.

Забегает Акинфеев, Алдонин прячет трубку в диване. Акинфеев невозмутимо достаёт оттуда телефон и орёт.

Акинфеев: УРРРРРАААААААА!!!! РАДИМОВ ЗАБИИИИИЛ!!!! УРАААААААААААААААААААААААААА!!!! (убегает)

Началова (очень грозно): Женюси-и-и-к.

Алдонин: НУ ЧТО?!

Началова: Если Радимов там, то почему ты мне врёшь, что он с тобой?!

Алдонин: НЕ РАДИМОВ ЭТО!!! НА ПОЛЕ НЕ РАДИМОВ!!! ПОНИМАЕШЬ, НЕТ?! Мы перепутали рейсы!!! Мы - это половина сборной России по футболу!!! Мы в Америке, нам сегодня играть с америкосами!

Началова: Неправда.

Алдонин: Да правда это! У нас сегодня волейбольный матч! Если не веришь, посмотри по телеку сёдня!!! ПОКА!!!!

Началова: Ну Женюси-и-и-ик...

Алдонин: И ВООБЩЕ, ТЫ ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ, КАКОЙ МНЕ КОСМИЧЕСКИЙ СЧЁТ ПРИДЁТ ЗА ТВОИ РАЗГОВОРЫ?! ТАК ЧТО ИДИ ТЫ...

Началова (хнычет): Ну Женюси-и-и-ик...

Алдонин (адский рёв): ДО СВИДАНИЯ!!!! (отключает телефон) РАДИМОВ!!! КЕРЖАКОВ!!!

Кержаков (из соседней комнаты): Чего надо, Женюсик?

Алдонин: УБЬЮ-Ю-Ю-Ю-Ю!!!

Образовывается куча-мала. Футболисты дерутся весь перерыв, начинается второй тайм. Забегает Акинфеев, видит, что Алдонин не разговаривает по телефону. Умудряется вытащить мобильник Алдонина, набирает номер Началовой.

Акинфеев: ТРИ-ОДИН, БИЛЯ ЗАБИИИИИИИИИЛ!!! УРАААААААА!!! ГРЁБАНЫЕ ПОРТУГАЛЬЦЫЫЫЫ ЛАЖАЮЮЮЮЮЮТ!!! (отбивается)

Началова: Э-э-э... Женюсик?

Матч заканчивается 3-1 в пользу сборной России.


Радимов: После этого, *ля, мы просто обязаны выиграть. Заржут ведь.

Гусев: Вы знаете, что самое забавное? Половину сборной России по футболу представляла сборная России по волейболу! Что ж, Хиддинк всегда отличался специфичными методами... С победой вас, смотрите футбол на Первом канале.

Все: ПОШЁЛ В *ОПУ!!!

Начало волейбольного матча.


Кержаков: Ну давайте, ребята. С богом. Я буду по рации докладывать Думе и в том числе Путину, комментировать матч.

Билялетдинов: А давай поменяемся?

Кержаков: Нет, ты же у нас капитан, забыл?

Билялетдинов (выпячивает грудь): Никак нет! За мной, воины мои!!!

Радимов: Какие нахрен...

Кержаков: Забей. Пусть резвится. Иди!

В замедленной съёмке и с решительными лицами команда выходит к площадке. Играет героическая музыка. Россия и США замерли в ожидании. Они выходят на площадку, насупившись. Сразу видно, что от них зависит судьба человечества... и тут Билялетдинов наступает на шнурок и с визгом падает.

Радимов: Билялетдинов, *ля!!! Весь момент испортил!!!

Кержаков (по радио): Начало уже внушает опасения... Кто-нибудь, поднимите его уже с пола! И шнурки научите завязывать!!! И скажите ему, что прицепить десять бантиков к шнуркам - это не значит их завязать!!!

СУПЕРНАКАЧАННЫЙ мужик: Уха-ха! Готовьтесь к поражению.

Радимов разминает кулаки.

Радимов: Ты поосторожнее. До меня дошли слухи, что в волейболе красные карточки не выдают.

Акинфеев (шёпотом): Выдают.

Радимов: Заткнись.

Акинфеев: Сам заткнись.

Сычёв: ЗАТКНУЛИСЬ ОБА!!!

Билялетдинов: Ты меня пугаешь...

Сычёв: Задрали уже, нервы на пределе!!!

Они начинают толкаться с Радимовым.

СУПЕРНАКАЧАННЫЙ МУЖИК-2 звонит Бушу.

СУПЕРНАКАЧАННЫЙ МУЖИК-2: Победа у нас в кармане.

Буш: Да, мне уже позвонили несколько глав государств, поздравили с победой.

СУПЕРНАКАЧАННЫЙ МУЖИК-2: Наши их порвут без вопросов.

Радимов, Сычёв: ЧЕГО-О-О-О?! ХРЕН ТЕБЕ!!!

Кержаков: И матч начинается. Подача Радимова.

Радимов ударяет по мячу, сбивает своей подачей американца. И снова. И снова. Счёт 24-0.

Билялетдинов подлетает к Радимову, когда тот готовится подавать, уже после свистка.

Билялетдинов: Дай мне подать!!!

Радимов от неожиданности ударяет в пол.

Кержаков: Благодаря кретиническим наклонностям Билялетдинова подача переходит к америкосам!!!

Команда, похрустывая кулаками, окружает Билялетдинова.

Билялетдинов: Ну что-о-о-о?! Я же не нарочно-о-о-о...

Подаёт СУПЕРНАКАЧАННЫЙ мужик, попадает в затылок Акинфееву, от него отбивает другой американец, бьёт буквально прямо в пол. 24:1. Ещё подача, ещё... 24:24.

Радимов: Билялетдинов... ты у меня серьёзно огребёшь...

Билялетдинов: А почему я?

Радимов: А действительно!

Кержаков: Хреново дела... Американцам осталось ещё два раза подать! И всё, тогда нам крендец!

СУПЕРНАКАЧАННЫЙ мужик подаёт, Сычёв бросается к мячу, но застывает в нерешительности, складывает руки в замок... потом чешет в затылке. 24:25. Ещё одна подача, мяч перелетает через сетку... Акинфеев делает блестящий сэйв и падает в обнимку с мячом.

Команда: КАКОГО ХРЕНА?!?!?!

Акинфеев: *ля.

24:26

Кержаков: Первую партию мы продули. Кого нужно благодарить? Правильно, всё того же.

Билялетдинов: Акинфеева, да?

Акинфеев (вставая и отряхиваясь): Сам ты Акинфеева.

Радимов: *ля, если так будет продолжаться...

Кержаков: Идиоты!

Путин (по рации): Что происходит?! Почему мы проиграли?!

Кержаков: Не умеют они играть в волейбол...

Путин: Ну вы и идиоты-ы-ы!!! Вы кто?

Кержаков: Судя по вашему последнему высказыванию, идиоты.

Путин: Да нет! По профессии!

Кержаков: Футболисты.

Путин: Ну и...?

Кержаков:Ну и лузеры

Путин: Ногами отбивайте, ногами!

Кержаков:Владимир Владимирович... я бы пожал вам руку, но ввиду невозможности... ЭЙ, ТАМ!!! БЫРОМ СЮДА!!!

Нам предложили новую тактику. Отбиваем ногами.

Все захлопали в ладоши.

Билялетдинов: Так здорово! Это Путин сказал, да?

Кержаков: Да!

Билялетдинов: Правда?

Кержаков: Правда!

Билялетдинов: Ты врёшь опять!

Кержаков: Я правду говорю... идите и играйте! Кто будет следующим на подаче?

Билялетдинов: Я!

Кержаков: Во *ля... а после тебя?

Акинфеев: Я.

Кержаков: О. Уже лучше. Короче так. Биля свою подачу про*ирает, а потом... мы их делаем! Главное, Радимов - бей не слишком сильно, они конечно козлы и суки, но убивать их не надо.

Радимов: А в правилах не сказано, можно ли пинать американцев после матча?

Кержаков: Нельзя.

Начинается вторая партия. Подаёт СУПЕРНАКАЧАННЫЙ мужик. Принимает Аршавин, бьёт носком, таким образом подбрасывает мяч и Сычёв В ЩЩЩИКАРНОМ прыжке бьёт через себя. Растерянные американцы не успевают ничего предпринять. 1:0.

Кержаков: ДААААА!!!! Сычёв бьёт через себя и забивает гол!!!! Дааааа!!!

Акинфеев побегает и орёт в рацию.

Акинфеев: ПОНЯЛИ, СУКИИИИ?! МЫ ЗАБИЛИИИИИ!!!!

Сычёв берёт мяч, что-то к нему приклеивает, отдаёт мяч Билялетдинову. Свисток. Билялетдинов подбрасывает мяч.... и видит на нём мышь! Он визжит и со всей дури бьёт по мячу, сшибая СУПЕРНАКАЧАННОГО мужика на пол.

Кержаков: Фигассе... хотя ещё вопрос, кто больше испугался - мышь или Билялетдинов. А, я тут вижу, что мышь резиновая. Значит, Билялетдинов всё-таки. Вторая подача. Билялетдинов лажает. Ничего удивительного.

Американец подаёт, Радимов ногой делает пас на подбежавшего к сетке Алдонина, он рукой добивает. 3:1. Подаёт Акинфеев.

Кержаков: Итак, вратарь подаёт... не самый лучший вратарь, кстати, Малафеев гораздо лучше, как ни смотри...

Путин (нетерпеливо): Как игра-то?!

Кержаков: Да забили наши. Ну так вот, Акинфеев не катит, вот Малафеев... а Яшин? Какой вратарь был... (ударяется в исторические справки).

Наши делают американцев со счётом 25:1. Буш рвёт на себе волосы.

Акинфеев подбегает и орёт в рацию.

Акинфеев: МЫ ВЫИГРАЛИ!!! ВЫИГРАЛИ!!! ДААААААААА!!!! ОСТАЛОСЬ ЕЩЁ ДВЕ ПАРТИИИИИИИИ!!! УУУУХУУУУУУУ!!! (убегает)

Кержаков: Псих. Подумал ёжик.

Путин: Да пусть психует сколько влезет, лишь бы выиграли...

Третья партия. Наши побеждают со счётом 25:0. Америка в шоке. Остальные страны ликуют. Все, кроме Украины и Грузии.

Путин: Ну почему нельзя также играть в футбол?!

Четвёртая партия. Наши беспредельничают. Акинфеев забивает попой. Билялетдинов забивает одним мизинцем. Ноги. Аршавин пузом. Короче, счёт 24:0. И... решающий мяч забивает Аршавин. Палкой колбасы.

Арбитр: Эх, в правилах не сказано, что нельзя забивать колбасой...

25:0!!! НАШИ ПОБЕДИЛИ!!! УРРРРАААААА!!!

Вся Дума танцует, Путин пляшет на столе Летку-Енку. Америка в шоке. Всё ещё. Все сидят с отвисшими челюстями. На Путина обрушивается шквал звонков типа "Мы только с вами будем дружить!" Рыдает Латвия. Бьётся головой об стену Ющенко.

Команда радостно обнимается, самый возбуждённый Акинфеев, он бежит пинать американцев. Правда, его уже опередил Радимов. У Алдонина звонит телефон.

Алдонин: Алло.

Началова: Женюси-и-и-ик, ну признаю, ну неправа была...

Алдонин: ДА ПОХ, ПРОЩАЮ!!!! ААААААААААААААААААААААААА!!!! (отбивается)

Эх. Жизнь прекрасна.


Послесловие


Благодарности объявляются:

Бобру и Кастрату, нашим физрукам, которые так бестолково преподают волейбол, что ощущение, что они действительно из другого спорта. Идея фанфика возникла именно на уроке физкультуры.

Замечательному, милому и доброму мультику "Саут Парк". Особенно Картмэну за его "Щщщикарно!!!"

Новостям. Благодаря им мы знаем, где какой президент. И ещё что там диктор - Галина Антирадимова))) Щутка.

Бушу. Его тупость вдохновляла нас на протяжении всего фанфика.

Гусь... без обид! Ты у нас зе бест! И попа у тебя нормальная, в самый раз!!! А Погребняк - лох!!! (крик души фанатки Зенита)

Мы извиняемся перед фанатами Погребняка. Это больше не повторится. Если она не дорвётся до клавиатуры)))

Путину. Настоящий мужчина! После Радимова и Вадика, конечно)))

Группе "Ленинград" (куда без неё) за всю ту же песню "Где же ваши руки".

Мне, мне, мне, мне!!! Потому что я гений!!! Зенит - чемпион!!! От Севильи до Ростова нету круче Кержакова, от Ростова до Варшавы нет футболиста круче Шавы!!!

И мне-е-е-е-е!!! У Локо есть особый дар - здесь играет Диния-я-я-яр!!! Чмоки-чмоки! Димочка, ты тоже лучший!!!

Дя-я-я-я-я... ТУ-ТУУУУУУУ!!!!

И ещё мне!!!! ЦСКА-ЧЕМПИОН!!!!!!!!!!!!!!!!!! ДААААААААААААААААААААА!!!! Гордо реет над Россией флаг армейский красно-синий!!!!! ИГО-ГО)))))

Так. Возвращаемся к благодарностям.

Джастину Тимберлейку. Ты крут. Ты - мужик)))

Вы не поверите))) но ещё благодарности Вагнеру (Рихарду Вагнеру, естессно) за "Полёт валькирий" и Моцарту (не свинье, а композитору!!!) за "Турецкий марш" ("Рондо в турецком стиле") и Бетховену (не собаке, а композитору), автору "Симфонии №5". Воть.

Повторяем: только мы владеем эксклюзивными правами распечатывать дневник Билялетдинова. Если очень хочется - обращайтесь к нам. Мы добрые, скорее всего разрешим. Но спросите обязательно!!!!)))

Со всеми вопросами и предложениями обращаться на kerbijo@mail.ru. Особенно с предложениями по сюжету четвёртой части. Можете предлагать даже фрагментами. Тема - "Футболисты ставят "Ромео и Джульетту". Команды, естессно, всё те же))) Режиссёр - Радимов, суфлёр он же. Ромео - Жо (не спрашивайте и не возмущайтесь, обсуждению не подлежит))) Джульетта - Билялетдинов (аналогично). Тибальт - Сычёв. Родители Джульетты - Березуцкие. Родители Ромео - Вадик и Алдонин. Меркуцио - Шкртэл (но потом - Хаген. Отдельная история))) Кормилица Джульетты - Шава. Бенволио - Кержаков (ностальгией мужик страдает, решил на Русь вернуться). Парис - Лоськов. Брат Лоренцо - Вагнер.

ОГРОМНЫЕ ПАСИБКИ ФК ЗЕНИТ, ФК ЛОКОМОТИВ, ФК ЦСКА ЗА ТО, ЧТО ОНИ ЕСТЬ!!!

P.S. МЫ НЕ БЛОНДИНКИ!!! Мы придуриваемся)))

 

Добавлено: 12.11.2010 15:32

ФК Локомотив (Москва) - сайт болельщиков © 2013-2017 гг.