» Фанфики / рассказы     
» Объяснимо, но не факт - 2: "Герои российского футбола"

Авторы: Ламанова Иришка, Громыхина Саня, Торопова Маня

 

Итак. Вашему вниманию предлагается продолжение приключений футболистов из наших (имеется в виду, авторов) любимых команд - Зенита, Локомотива и ЦСКА. Это произведение будет побезумней первого, так что те, кому не понравилась первая история, сию историю лучше не читать. Те, кому понравился фанфик "Объяснимо, но не факт"... а, если вы его дочитали до конца, то вам уже ничего не страшно. Так начнём же! (мы сохранили стилизацию) Ах, нет, простите. Учтите: фанфик был написан до ухода Кержа. Хлюп-хлюп. Наши слова "Ты уже не в Зените оказались пророческими..." Тут меня пихают в бок, говорят что-то... а, да, совсем забыла предупредить. Здесь... ну, короче, вот так сделаем.

В главных ролях:


АЛЕКСАНДР КЕРЖАКОВ - нападающий Зенита, ещё более ехидный, чем прежде. Зато более трезвый.

АНДРЕЙ АРШАВИН - нападающий Зенита, после приключения на необитаемом острове севший на диету.

ВАГНЕР - нападающий ЦСКА, после острова начал изучать обычаи разных народов.

ВЛАДИСЛАВ РАДИМОВ - капитан Зенита, не растерявший свой богатый словарный запас.

ДИНИЯР БИЛЯЛЕТДИНОВ - полузащитник Локомотива, по-прежнему любит изъясняться в специфических выражениях.

ДМИТРИЙ СЫЧЁВ - нападающий Локомотива, увлёкшийся в последнее время карате.

ЖО - нападающий ЦСКА, пытается получить российское гражданство.

МАРАТ ИЗМАЙЛОВ - полузащитник Локомотива, в последнее время держится рядом с Билялетдиновым и Сычёвым (видимо, надеется, что если он будет с ними, то тоже найдёт себе приключений).

СЕРГЕЙ ИГНАШЕВИЧ - капитан ЦСКА, взявший под своё крыло Жо и Вагнера.

В чуть менее главных ролях:


ИВАН ТАРАНОВ - игрок дубля ЦСКА, больше всего на свете боится, когда его ругает Газзаев.

МИХАИЛ КЕРЖАКОВ (в дальнейшем - Кержаков мл.) - игрок дубля Зенита, мечтает получить звание "Герой России"

СЕРГЕЙ РЫЖИКОВ - игрок дубля Локомотива, очень хочет попасть в сборную Англии по футболу.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Здесь игроки дубля как дети малые, не нравится идея - дальше не читайте.

В ролях:


БАЙРАММ - террорист 1, организатор.

ГАЛАВИЙ - террорист 2, контролирует заложников.

ГОМЕРИЙ - террорист 3, брат ГАЛАВИЯ, контролирует заложников.

ИСААК - террорист 4, ответственный за переговоры.

А также:


АЛЛА ИВАНОВНА - закоренелый консерватор, грозная бабка-заложница.

ЛЮСЯ, МУСЯ И МАРУСЯ - три гламурные девчонки, заложницы.

СЕРГЕЙ - парень сомнительной ориентации, заложник.

И, КОНЕЧНО ЖЕ, ГАЛЯ - работница службы 911.


Фух, вроде всё. Учтите, это предупреждение - последнее. Всё ещё хотите ЭТО прочитать?! Ну что ж, только из уважения к вам, безумцам...


Маленькое (прямо-таки малюсенькое, я бы сказала) вступление. Через неделю в Москве ЦСКА встречается с Зенитом. Но сейчас и Зенит, и Локомотив, и ЦСКА - в Питере. Кто зачем. ФК Локомотив посещал свой фан - клуб (очень тайный и подпольный, оцените их храбрость!!!). ФК ЦСКА приехал, чтобы поддержать Жо. А Жо, в свою очередь, - чтобы получить российское гражданство, так уж сложилось, что за этим пришлось приехать именно сюда. Зенит в Питере по понятным причинам. Но уже сегодня все три команды собираются ехать в Москву. С этого момента и начнём.

Петровский стадион. Возле автобуса Зенита стоят Адвокаат, Малафеев, Текке, Спивак, Кержаков мл. - остальные уже внутри.

Адвокаат: Все готовы? Чем раньше мы отбудем - тем лучше. Кого не хватает?

Малафеев: Радимова. Он с утра куда-то делся.

Текке: Но мы послали за ним Кержакова с Аршавиным!

Спивак: Ага, два часа назад. Могли бы уже и соизволить явиться!

Кержаков мл.: Эй, да вон же они!!!

К автобусу Зенита ковыляют Кержаков и Аршавин и тащат на себе подозрительно весёлого и миролюбивого Радимова.

Радимов: Пр-р-р-ивет, сталинцы... ик! [Раньше ФК Зенит назывался Сталинец - это вам так, чисто поржать]

Адвокаат: Что это?!

Кержаков мл. (радостно): ЭТО - наш капитан!

Кержаков (мрачно): Оно самое. Нажрался, блин.

Радимов: Цыц, жещина... женщина... Буагага!!!

Аршавин (устало): И так всю дорогу... это ещё что, он где-то в пути услышал "Галина Бланка"...

Радимов: Га-а-аля... буль-буль! Буль-буль Галю в бульоне! Буль-буль! Гы... буль-буль... буль-буль...

Текке: Остановите его!!!

Кержаков: Знали бы как - давно бы уже...

Спивак: Смотрите и учитесь. Галя бултых!

Радимов (подозрительно): Бултых Галя?

Спивак: Да-да. Буль-буль немного - и бултых!

Радимов: А, ну лады... тады... я такой весёлый... любите меня!!!

Спивак: Баю-бай.

Радимов: Владя бай-бай... (засыпает, храпит)

Все смотрят в недоумении на Спивака.

Спивак: А что? У нас сосед пьяный был, я быстро просёк, как с ним надо...

Адвокаат: Но не можем же мы ехать с пьяным капитаном! У нас по прибытии - пресс-конференция! Как мы им объясним?!

Текке (чешет в затылке): Ну... может, к тому времени он протрезвеет...

Кержаков мл.: Не-е-е. Если судить по тому, что дядя Андрей рассказывал про Саню на острове, это ещё надолго...

Аршавин: К тому же, он умудряется доставать откуда-то бух... я имею в виду, выпивку...

Кержаков (ехидно): Никого не напоминает?

Аршавин обижается. Очень выразительно обижается, но внимание остальных приковано к нервному Адвокаату.

Адвокаат: Что же делать, что же делать... Без Радимова нельзя, но и с ним тоже невозможно...

Кержаков мл.: А давайте мы его на рейсовый автобус запихнём!

Спивак: Куда-куда?!

Кержаков мл.: Да вон стоит автобус, написано "До Москвы". Саня и дядя Андрей поедут с Радимовым на нём, а вы все - на вашем. Встретитесь в гостинице, уж к тому-то времени он протрезвеет...

Адвокаат: Идея дельная. Кержаков, Аршавин, вы как?

Аршавин: Я лично не против. Только мне надо в дорогу поесть... где мой рюкзак?

Кержаков мл. (протягивает Аршавину ядрёный такой рюкзак, начинённый провизией по самое нехочу): Вот он, ты ж его оставил, когда за Радимовым пошёл.

Аршавин: О-о-о, всё, у меня никаких возражений нет! (надевает рюкзак)

Спивак (язвительно): Кое-кто здесь на диете... Забыл, как ты дал обещание после острова?!

Кержаков (задумчиво): Кстати об острове... интересно, как там друг всей моей жизни Билялетдинов?

Автобусная остановка.


Билялетдинов: Нет, нет, нет, нет!!! Мы опозда-а-а-али!!!! (бьётся головой о какую-то стену)

Сычёв: Во-первых, не надо орать. Во-вторых, это всё из-за Измайлова. В-третьих, зря убиваешься именно об эту стену - она покрашена.

Билялетдинов вскрикивает и отскакивает от стены. Поздно. Теперь у него чубчик (хе, ну не знаю я, как эта фигня называется в причёске, как у Бекхема) ядовито-зелёный.

Билялетдинов: А-а-а-а!!! Что мне делать?!?! (смотрится в окно магазина) Эй, а неплохо смотрится... ещё вот тут красненьким подкрасить - и вообще отпад! (успокаивается окончательно)

Измайлов: Ну не виноват я...

Сычёв: НЕ ВИНОВАТ?! А кто забыл бутсы?! Кто нас затащил в МакДональдс, Аршавин хренов?! Кто крикнул "Зенит - отстой", когда мимо проходила банда фанатов этих бомжей?!

Измайлов: Да блин, чё ругаешься, просто взял бы, да и не пошёл! Фигли вы за мной увязались?!

Билялетдинов: На меня чего-то Лоськов обиделся, я с ним боюсь оставаться больше, чем на пять минут, в одном помещении.

Сычёв (ржёт): Нефиг было спрашивать, когда он сказал, что всё взял, "А трусы точно захватил или их уже успели расхватать динамовцы с аборигенами?"

Билялетдинов притупляет взор.

Билялетдинов: Кстати об аборигенах... интересно, как там кони с бомжами после острова... скучают, небось, по мне!

Измайлов (язвительно): Ага, особенно Кержаков.

Билялетдинов (отмахивается): Этот-то вообще псих, я его в рассчёт не беру. Хотя мне интересно, не передумал ли он играть в футбол...

Сычёв: Размечтался. Ладно, проехали. Что нам теперь делать?

Измайлов: Я лично понятия не имею... Эй... погодите! Это не Жо ли часом с Вагнером?!

Два часа назад.


Напротив автобуса ЦСКА (буквально напротив, подчёркиваю!!!) - продуктовый магазин. Жо и Вагнер побежали покупать жевачку.

Вагнер: Вот теперь всё, можно ехать... автобус через пять минут отправляется, иначе мы тут надолго застрянем...

Жо: Не то слово... И чего нам шофёр такой дёрганый попался?

За разговорами они не видят, что параллельно с автобусом ЦСКА припарковался дальнобойщик.

Вагнер: Ой. Что-то не так.

Жо: Всё так, пошли, я помню короткую дорогу...

В автобусе


Игнашевич: *ля, где их носит?! Нам отъезжать скоро, а они... во блин! Ладно, пойду, проверю...

Игнашевич видит удаляющихся Жо с Вагнером, бежит за ними. Шофёр, зашедший в автобус только что, ничего такого не заметил, решил, что все пассажиры на месте... Автобус отъезжает.

Два часа спустя (ну чуть-чуть меньше, чем два...).

Вагнер: Жо, я всё-таки сомневаюсь...

Игнашевич: Бери пример с меня, я вот не сомневаюсь, что у нашего Жо - топографический кретинизм!!!

Жо (чуть не плача): Но я точно помню эту улицу!!!

Игнашевич: Ещё бы, мы здесь третий раз проходим!!!!

Мимо проносятся Измайлов, Сычёв и Билялетдинов, за ними - сине-бело-голубая толпа с воплями "МОЧИТЬ ИХ НАДО!!! ГАСИ ИХ, *ЛЯ, НА *ЕР!!!"

Жо: О! Наши знакомые!

Вагнер: Всё ещё тянет на приключения...

Игнашевич: Давайте за ними пойдём, Локомотив ведь тоже уезжает, попросимся к ним в автобус!...

Автобусная остановка.


Измайлов: Облом, пацаны, мы здесь тоже застряли...

Сычёв: *ля, и денег на "Красную стрелу" не хватит...

Жо: Но уж вместе-то мы что-нибудь придумаем!

Игнашевич: Я уже придумал. Автостопом.

Все ржут.

Игнашевич: Что?!

Сычёв: Ткни мне пальцем в придурка, который согласится подвезти шестерых мужиков...

Билялетдинов: Знаменитых мужиков!!!

Сычёв: И тем не менее. Шесть мужиков - это шесть мужиков. К тому же, из Питера будут ехать наверняка питерцы, а они нас особо не жалуют...

Вагнер: Успокойтесь и положитесь на закон жанра.

Все: ???

Вагнер: Это ведь фанфик а-ля Голливуд, так? Значит, по закону жанра, сейчас нам должна придти помощь!

Мимо пробегает Кержаков мл., бормочущий под нос "Так, пиво и тапочки, пиво и тапочки..."

Измайлов: А вот и она!!! (преграждает путь Кержакову мл.)

Кержаков мл. (отстранённо): Я - он! А теперь простите... Пиво и тапочки, пиво и тапочки.

Билялетдинов: Эй, ну постой!

Кержаков мл. (возвращается в этот мир): А... эт вы! Мне Саня про вас много рассказывал.

Билялетдинов (гордо): Вот видите!

Кержаков мл.: Особенно он любил рассказывать, как он вас пинал и время от времени цитировал ваш дневник.

Билялетдинов (расстраивается): Ну вот так всегда.... я к ним всей душой, а они ко мне всей.... (не договаривает, принимается поправлять причёску)

Игнашевич: Слушай, Мих, Зенит ещё не уехал?

Кержаков мл.: Уехали буквально две минуты назад. Мы их всем дублем провожали.

Жо: Ну вот...

Кержаков мл.: ...а меня Саня с дядей Андреем послали купить пиво Радимову для опохмела и тапочки... тьфу, блин, какие нафиг тапочки, тазик!!!

Сычёв: Я чё-т не догоняю... Радимов здесь?

Кержаков мл.: Ага. Он напился и теперь Саня с дядей Андреем его на рейсовом автобусе повезут!

Все (хором): На рейсовом автобусе?!

Кержаков мл.: Да что вы так все удивляетесь... Да, вон там стоит автобус до Москвы, билет - 200 рублей.

Все (хором): ВСЕГО 200 РУБЛЕЙ?!

Кержаков мл.: Саня тоже удивился. А дядя Андрей сразу купил три билета и... и всё, сейчас они затаскивают туда Радимова.

Вагнер: Подозрительно как-то....

Зловещая музыка. Трам-там-там... трам-там-там... писк летучих мышей, дикий дьявольский хохот...

Билялетдинов: Ой, пардон, мне мама звонит... (берёт трубку) Аллё! Аллё, мам? Плохо слышно! (отходит в сторону)

Игнашевич: А, чёрт с ним, раз Керж и Шава едут, то и мы поедем, верно?

Сычёв: Я тож так думаю. Айда!

Все входят в автобус, последним заходит Билялетдинов. Ему досталось первое (бе-бе-бе!) место, но, увы, не возле окна, за ним сидели Аршавин с Радимовым, рядом (через проход) какая-то бабуська и геястый парень, а за ними - Сычёв с Измайловым. А где Жо с Вагнером и Игнашевич?! Билялетдинов, смотря назад, садится на место.

Кержаков (ехидненько так): Ну здравствуй, радость моя.

Билялетдинов поворачивает голову налево... и вскрикивает - рядом с ним сидит Кержаков с самой вредной и садистской ухмылкой, на которую только он способен.

Билялетдинов: А-а-а-а-а!!! Ди-и-им, я не буду с ним сидеть!!!

Бабуська: Что вы кричите, молодой человек?! Немедленно сядьте или я милицию позову, чтоб неповадно было!

Билялетдинов, сглотнув, садится. Попутно отмечает, что Жо и Вагнер сидят позади Аршавина с Радимовым, через проход - Игнашевич, а на самом заднем сиденье устроились три гламурненькие девчонки.

Кержаков: Да не ори ты, в самом деле. Пнуть тебя сидя - это та ещё задачка, так что угомонись. К тому же, есть дела и поважнее...

Радимов: Тренир-р-ровки, тренир-р-р-ровки... я хочу ма-а-а-а-арко-о-овки!!! Морковка? Бе, гадо-о-ость....

Аршавин предусмотрительно подставляет тазик, но, к счастью, ничего такого не произошло.

Водитель входит в автобус, садится за руль. Автобус отъезжает.

Сычёв: Я его где-то видел... где, где, где?!

Измайлов: Я-то почём знаю?!

Сычёв: А я и не тебя спрашиваю!

Бабуська (указывая на Радимова): Безобразие! Он пьян!!!

Радимов: Цыц... женщина...

Аршавин (не давая Радимову на кулаках объяснить своё превосходство): Да, он пьян, и поэтому его сейчас лучше не злить...

Билялетдинов (съёжившись): А что будет?

Радимов: Кар-р-р-ренина-а-а-а.... ту-ту-у-у-у!!!!

Кержаков: Намёк понят? Полетишь на свои родные рельсы... вон, видишь их?

Билялетдинов: Ну прекрати-и-ите-е-е!!!

Бабуська: В самом деле, замолчите уже!!! Вы находитесь в общественном месте!

Аршавин: Я вам повторяю, его лучше не злить...

Радимов: *ля, сука, чё, не въехала на !%:!%()*)?!! Да я те "?%:(!?%)!!!

Кержаков (удивлённо): Он чё, протрезвел?!

Автобус сворачивает куда-то не туда, проезжает немного и останавливается. Водитель разворачивается.

Водитель: Никому ни с места!!! Это захват!!!

Кержаков: Да заткнись ты, *ля, тут у нас ТАКОЕ... кажись, Радимов протрезвел!!!

Водитель (неуверенно): Повторяю, это захват!!!

Радимов: Да, я трезвый! И щас кое-кому разнос устрою на №*%?"(*! Какого *ера мы едем в этой шкандыбалке?! Где напитки?! И ваще, почему здесь так воняет, *ля?!

Аршавин (вжимаясь в спинку кресла): Всё, это полная *опа....

Водитель (жалобно): Никому ни с места! Это захват!!!

Радимов: *ля, чё этого *удилу заклинило что ли?! Уберите его отсюда!

Кержаков: Это террорист, мы не можем его отсюда убрать.

Радимов: А мне "?%:(!?ть, что это террорист. Он мне мешает.

Аршавин (облегчённо): Не, не протрезвел.

Кержаков (милостиво махнув рукой): Продолжайте давайте свой захват.

Водитель (тоже облегчённо): Это захват. Руки вверх.

Раздаётся девичий визг, бабуська ругается, парень сомнительной ориентации что-то бормочет, а Жо с Вагнером переругиваются потихоньку - рубятся в битву на пальцах.

Все поднимают руки вверх (борьба между пальцами Жо и Вагнера не прекращается ни на секунду). Их выводят из автобуса.

Билялетдинов: Невольно вспоминается одна песня...

Игнашевич: Ага, которая про сук.

Футболисты хихикают, Кержаков краснеет от злости, впрочем, это может быть вызвано тем, что он в одиночку тащит Радимова - Аршавину пришлось задержаться, дабы извлечь рюкзак из-под сиденья.

Террорист 1 (водитель то бишь): Все здесь? Проверяю. Алла Ивановна Крейсер.

Бабуська: Туточки я, пощади старую...

Террорист 1: Сергей.

Парень сомнительной ориентации: Я, я, не убивайте только...

Террорист 1: Люся, Муся, Маруся - это вы?

Гламурные девчонки (с испуганными лицами): Мы, мы...

Террорист 1: Так, теперь к главным заложникам. Би.... ди... Дане... Короче...

Билялетдинов (обиженно): Динияр Билялетдинов, могли бы и выучить!!!

Террорист 1: Интересно, за что тебя так родители... Жо!

Жо: Не мешай (продолжается сражение на пальцах).

Террорист 1: Ладно... Андрей Аршавин.

Аршавин (чавкая): Фето фя...

Террорист 1: Вагнер.

Вагнер: Да здесь я, здесь, вашу рюсскую мать.

Террорист 1: Сергей Игнашевич.

Игнашевич (вздыхая): Благодаря кое-чьему топографическому кретинизму - здесь.

Террорист 1: Дмитрий Сычёв.

Сычёв: Куда я, блин, с подлодки денусь...

Террорист 1: Александр Кержаков.

Радимов: А нету его.

Террорист 1: Как нету?

Радимов: Он... ик! Смылся с треньки...

Террорист 1: А ты тогда кто?

Радимов: О! Ик! Я - замечательный человек.. не, я - бог...

Кержаков: Короче, это Владислав Радимов. Александр Кержаков - это я.

Террорист 1: Марат Измайлов.

Измайлов: Да я это, могли бы и узнать. Жаль, что к билетам фотография не прилагается, тогда бы вы избежали этой переклички.

Из коттеджа неподалёку выходят ещё два террориста.

Террорист 2: Байрамм! Ты почему нас не предупредил, что заложников будет так много?

Террорист 3: Действительно, мы-то готовились с Галлавием только к содержанию пяти...

Байрамм: Тихо! Они не животные, чтобы их содержать. Запрёте в подвале - и хватит с них.

Радимов: Галлавий... Гал-л-л-я! Где Галя? Галя бултых! Бултых!

Кержаков, Аршавин (хором): Баю-бай!

Радимов засыпает.

Галлавий: Гомерий, я не знаю, справимся ли мы...

Гомерий: А, какая разница! Все - марш в коттедж.

Все идут к коттеджу, один Билялетдинов не хочет шевелиться.

Билялетдинов: С места не сдвинусь!

Байрамм (растерянно): Это почему?

Билялетдинов: А потому. Я не собираюсь помогать террористам. А если я попаду к вам в плен, то мой любимый Футбольный Клуб Локомотив разорится!

Кержаков: Да уж, они столько отвалят, лишь бы ты не возвращался....

Билялетдинов (почти плачет): Ди-и-и-и-им!

Сычёв (устало): Керж, хватит над ним издеваться. Он, между прочим, хороший игрок.

Позади автобуса какой-то шорох. Испуганный Билялетдинов пулей мчится в коттедж, за ним неспеша следуют остальные, процессию замыкает Байрамм. Галлавий обходит автобус.

Галлавий: Странно, вроде никого нет...

Вагнер (свистящим шёпотом): Другие идут, Другие идут...

У Гомерия и Галлавия волосы на голове встают дыбом. Они тоже смотрели "Остаться в живых"

Игнашевич: Вагнер! Лучше не рискуй!

Вагнер (не отрываясь от сражения с Жо): В смысле?

Игнашевич: Я про "Другие идут".

Вагнер: Какие другие? Кто другие? Я не понимаю.

Игнашевич: Но ты же только что говорил.... погоди, ты вообще смотрел "Остаться в живых"?

Вагнер: Не-а. А надо было?

Игнашевич: Ничего не понимаю... кто же тогда это сказал?!

Гомерий: Пошли отсюда, брат, а то не ровен час и правда придут Другие.

Кусты шатаются, оттуда доносится "У-у-у-у-у-у!" С воплем "ААААААААА", которому мог бы позавидовать сам Билялетдинов, террористы бегут к коттеджу.

День 1.


Аршавин: Мне скучно...

Сычёв: Вот погодите, занесут нам еду и воду - и я им "кийя!" (делает резкое движение ребром ладони в воздухе)

Кержаков: Ага, а они тебе ба-бах! И лажается твоё "кийя" по полной программе.

Билялетдинов (с горящими глазами): А давайте разработаем план побега!

Жо: Давайте! Значит так, как только дверь открывается, Сычёв ему - кийя!

Игнашевич: Кому ему?

Жо: Да террористу! Так вот, он ему кийя, террорист падает....

Кержаков: А потом сбегаются остальные двое и лупят нашего Сычёва, а то и пристреливают.

Жо: А мы дверь закроем!

Кержаков (ржёт): Класс! Высший класс, *ля, ты у нас великий мыслитель! Ещё скажи "запрёмся"!

Жо: Не, ну это тоже вариант.

Аршавин: Керж прав, наши планы абсурдны.

Игнашевич: Керж просто вместо того, чтобы предложить что-то своё, ржёт над другими. Предложи-ка своё, хохотушка!

Кержаков: Ладно. Слушайте. Заходит террорист. Мы закрываем за ним дверь, запираем, оглушаем его и оба-на - уже у нас заложник! И им придётся нас выпустить.

Билялетдинов изучает подвал. Кстати, подвал выглядит неплохо - деревянные стены и потолок, паркет, на полу - коврик, во все стороны двери.

Билялетдинов: Ух ты! Ребят, у них туалет есть! В смысле, у нас...

Вагнер: Точно! И кухня! И душевая!

Измайлов: Вас послушать - так и смысла нет сбегать.

Сычёв: Так. Вернёмся к побегу.

Голос Галлавия из-за двери: А вот и фигушки вам, я всё слышал! Не будем вам еду заносить, будем по пневмотрубе вам её спускать!

Все: Чё-ё-ё-ё-ёрт!!!!

День 2.


Ничего особенного не произошло. Разве что пьяный Радимов оккупировал телевизор и заставил всех смотреть "Дом-2". На "Баю-бай" не реагировал.

День 3.


Игнашевич: *ля, да сколько можно! Где он нарыл DVD Дом-2?!

Измайлов: Вон там, на полке. Там куча всяких DVD.

Жо: Ребят, я устал смотреть эту фигню...

Все согласно гудят.

Радимов: Цыц! Гы-гы...

Кержаков: Короче! Предлагаю отобрать пульт и выключить телек!

Билялетдинов: Да! Согласен!

Измайлов: Но только после того, как мы узнаем, что у Стёпы с Солнцем....

Все согласно гудят.

Два часа спустя.

Кержаков: Слышите? К нам кого-то ведут!

Сычёв (разминает кулаки, не отрывая взора от телевизора): Щас им будет "кийя"!!!!

Дверь открывается.

Кержаков: Какого...

Здесь лучше будет сделать лирическое отступление и вернуться назад, на 3 дня, к моменту, когда ребята напоролись на Михаила Кержакова и решили ехать вместе с зенитовцами. Так вот, с младшим братом Кержакова произошло следующее.

Кержаков мл. (заходит в универмаг, берёт корзинку): Так, пиво и тазик, пиво и тазик... (берёт то, что ему нужно, встаёт в очередь) Вроде всё...

Впереди стоящий оборачивается, им оказывается Таранов:

Таранов: Надо же! Какие люди!

Кержаков мл.: Здорово, Вано. Ты что в Питере делаешь?

Таранов: Да вот, с Рыжиковым решили сюда съездить к общим знакомым.

Рыжиков: Прива, Мих. А зачем тебе пиво? Ты ж у нас непьющий?

Таранов: И почему у тебя глаза горят?

Кержаков мл.: У-у-ф, ну, вообще-то... я хотел эту тайну для себя приберечь... да ладно.

Помните, я вам говорил, что получу "Герой России" любой ценой? Так вот, мой час настал! Только что ваши и наши сели в автобус к террористу, я его узнал. А ещё подслушал, как он говорил по телефону, мол "Нам очень повезло, захатим известных российских футболистов, начинай продумывать переговоры". А ребятам я не сказал.

Таранов, Рыжиков: ПОЧЕМУ?!

Кержаков мл. (гордо): Да потому, идиоты, что я собираюсь их всех спасти! Сам! И тогда...

Таранов: Эй, я тоже хочу освободить их...

Рыжиков: И я... Давайте вместе!

Кержаков мл.: Ну я не знаю... мы все в багажное отделение уместимся?

Таранов, Рыжиков: Естессно! Пошли скорее!

Кержаков мл.: Только не прямо щас, мне сначала надо вот это (кивает на покупки) Сане отдать.

Таранов: Пошли отдавать!

Они втроём подходят к автобусу, возле которого стоит Кержаков.

Кержаков: Явился, не запылился. Давай сюда.

Таранов, Рыжиков (хором): Здравствуйте, дядя Саша!

Кержаков: Ага, здрасте. Всё, можешь идти. Идти ДОМОЙ.

Кержаков мл.: А можно я немного погуляю?

Кержаков: Ладно, но только чуть-чуть, с приятелями и возле дома. Чтобы через два часа дома был! (залезает в автобус, Кержаков мл. корчит ему рожу. К стеклу прижимается кулак Кержакова, который, похоже, всё видел). Через час!

Кержаков мл.: Вот он, наш шанс!

Все трое игроков дубля залезают в багажное отделение и выкидывают одну из сумок, чтобы уместиться.

В дороге


Таранов: Суровый у тебя братец.

Кержаков мл.: Сегодня он добрый.... А обычно чуть что - иди спать! Я уже устал спать, честное слово! Я три раза в день на треньки бегаю, потому что ещё в пять лет отоспался за всю жизнь. А он никак не понимает. Скажу что-то ему не так - спать, приду позже назначенного домой - спать... кошмар, ей-богу!

Рыжиков: М-да, тебе не позавидуешь...Ё-моё, как неудобно...

Автобус останавливается. Сверху доносится пригушённое "Это захват!"

Таранов: Класс! Начинается!!! Скоро мы станем героями!!!

Судя по звукам шагов, всех выводят из автобуса. Пользуясь тем, что террорист слишком занят перекличкой, ребята тихонько выбираются из багажного отделения и прячутся за автобусом. Им очень повезло, что когда они вываливались как кули с мукой из укрытия, внимание террористов было приковано к упорствующему Билялетдинову. Но без инцидентов не обходится, Рыжиков наступает на особо хрустящую веточку, потом Кержаков мл. спотыкается, слышны шорохи. Ребята ныряют в соседние кусты, поэтому Галлавий их не видит, когда обходит автобус. Но ему явно приходит мысль пошарить в кустах.

Кержаков мл. (свистящим шёпотом, похожим на шёпот Вагнеровский): Другие идут, Другие идут!

Его пихают локтями в бок, но фраза делает своё дело - Галлавий и Гомерий до смерти напуганы, им уже не до кустов. Тут Рыжиков не удерживается, шатает кусты, а Таранов воет "У-у-у-у-!!!!" Террористы убегают. Дублёры ржут.

Таранов: Как мы этих идиотов, а?

Рыжиков: Да вообще, так даже будет неинтересно наших выручать.

Кто-то тычет пальцем Рыжикова в плечо. Все трое оборачиваются.

Террорист 4: Так вот, насчёт идиотов. Вам придётся провести с ними две недели.

Поникших дублёров конвоируют в комнату Байрамма - обыкновенный кабинет.

Байрамм: Исаак! Это кто?

Исаак: Не знаю, по-честному если. Нашёл их в кустах, они пришли спасать наших заложников.

Байрамм: Ну что ж, юные заложники - это даже лучше. Но нужно выяснить, кто они есть. (обращается к Кержакову мл.) Вот ты кто?

Кержаков мл. (с наивно-туповатым выражением лица): Бестолочь!

Террористы (хором): В смысле?!

Кержаков мл.: А мне брат всё время говорил, что я бестолочь, особенно когда я его вещи рвал.

Байрамм: Ладно, спрошу по-другому... как тебя зовут?

Кержаков мл.: Как, как... "Корж, марш домой!" Так и зовут.

Байрамм (багровея): Да нет, бестолочь!!! ЗОВУТ тебя как?! ИМЯ, ФАМИЛИЯ?!

Кержаков мл. (радостно): Вот видите, и вы сказали, что я бестолочь!!!

Байрамм (ревёт): ЗАБУДЬ ПРО БЕСТОЛОЧЬ!!! НАЗОВИ ИМЯ И ФАМИЛИЮ!!!

Кержаков мл. (задумчиво): Дима Билан...

Байрамм: Вот!

Кержаков мл. (всё так же задумчиво): Гарри Поттер... Джоан Ролинг... Дэвид Бэкхэм... Зинедин Зидан...

Байрамм: ИДИОТ!!! Я ПРОШУ ТВОИ ИМЯ И ФАМИЛИЮ!!! ТВОИ!!!

Кержаков мл.: Так бы сразу и сказали! Я - Кержаков Михаил.

Исаак выходит.

Байрамм: НЕ ВРИ!!! У НАС УЖЕ ЕСТЬ КЕРЖАКОВ!!!

Кержаков мл.: Да я в курсе.

Байрамм: ЧТО ЖЕ ТЫ ТОГДА ВРЁШЬ?!

Кержаков мл.: Я не вру.

Исаак (входя в кабинет): Я проверил. Он и правда Михаил Кержаков.

Байрамм (хватаясь за голову): Так... а кто у нас в подвале?

Исаак: А в подвале у нас Александр Кержаков. Его старший брат.

Байрамм: Старший брат? Класс, вот это заложничек!

Кержаков мл.: Мужики, я вас только об одном прошу. Не помещайте меня в одно помещение с Саней! И не говорите ему, как я сюда попал!

Байрамм: Это почему?

Кержаков мл.: Ну боюсь я его!

Байрамм (растирает виски): Ох, горе мне, горе... ну почему именно они? Ладно, перейдём к тебе (указывает на Таранова). Ты кто? Назови свои имя и фамилию.

Таранов: А вы Газзаеву не скажете?

Байрамм: Пф, конечно скажу. Я всех тренеров обзвоню: и Газзаева, и Бышовца, и Адвокаата.

Таранов: Тогда буду молчать как рыба. Не дождётесь. Не хватало ещё получить втык от Газзаева. (Исаак выходит)

Байрамм: ААААААААААААА!!!! Вы меня с ума сведёте!!! (достаёт пистолет, наводит на Таранова) Имя и фамилию! Живо!

Таранов: А нифига. Я вам живой нужен!

Байрамм: Я тебе могу что-нибудь отстрелить.

Таранов: Не можете.

Байрамм: Это почему?


Таранов:
Потому что, если вы меня травмируете, то Газзаев не будет платить за меня выкуп. Нафиг ему инвалид в команду сдался?

Байрамм (воет): Ну почему-у-у-у... за что-о-о-о... А! У тебя же есть ещё мама с папой!

Таранов (пожимает плечами): Папа во Владивостоке, мама в Берлине. Как вы их будете выцеплять - не знаю.

Байрамм уже на грани истерики, входит Исаак.

Исаак: Я проверил. Это Иван Таранов.

Кержаков мл.: Да ё-моё, как ты это узнаёшь?!

Исаак: Обыкновенно. Через Интернет. Сначала зашёл на сайт Зенита, потом ЦСКА и проверил.

Таранов: Но я не говорил, что я из ЦСКА!

Исаак: М-да? А кто тут так боялся гнева Газзаева?

Кержаков мл.: Ух ты! Да тебе в спецназ надо. (задумчиво) А тебе не говорили, что ты на Саида из "Остаться в живых" похож?

Таранов (присматривается): Кстати да, я сразу и не заметил...

Все трое оживлённо обсуждают внешность Исаака.


Байрамм (с багровым лицом и выпученными глазами):
ТИХООООООООООООО!!!! Ты! Ты! Тебя как зовут?!

Рыжиков: Рыжиков Сергей.

Байрамм: Вот! Берите с него пример! Сразу, чётко и ясно...

Рыжиков: Только я не уверен.

Байрамм: ЧТО?!

Рыжиков: Ну, я в последнее время паспорт хочу на имя Джека Шепарда получить, не знаю, сделаны документы уже или нет.

Байрамм: АААААААААААААА!!!!

Рыжиков: Кстати, меня в мой ФК брали именно как Джека Шепарда.

Байрамм: УУУУУУУУУУУУУУ!!!!

Исаак: Шепарда Джека нет ни в одном клубе!

Байрамм: ЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫ!!!!

Исаак: Да хватит уже. Зато в дубле Локомотива Рыжиков есть.

Байрамм (окончательно успокаивается): Прекрасно, прекрасно...

Исаак: Так что с ними делать-то будем? Поместим к остальным?

Байрамм: Пусть Галлавий и Гомерий за ними присматривают. Запри их к заложникам. Главные заложники - ладно, чёрт с ними, посидят отдельно!

Исаак отводит всех троих в зал, где в уголке ютятся три гламурные блондинки, в другом уголке - бабуська, в третьем - геястый парень.

Люся: Ну, вот мы и обсудили Дом-2. О чём теперь будем говорить?

Кержаков мл.: Ой, *ляяяя... блондинки...

Муся: А давайте решим, кто же круче - Пэрис Хилтон или Ксения Собчак!

Маруся: Да Собчак по-любому!

Люся: Чего-о-о? Да нифига! Хилтон - и точка!

Сергей: Вы что, девочки? Да идол - Бритни Спирс, однозначно!

Блондинки: Ты отстал от жизни!

Сергей: Ничего подобного! Но если всё-таки выбирать... тогда Ксения Собчак!

Муся: Кто любит Ксению Собчак - настоящий тот дурак!

Таранов (хватаясь за голову): *ляяя.... ну за что?! Лучше бы они Газзаеву рассказали...

Рыжиков (скромно): А мне вот Гурченко нравится...

Все замолкают и смотрят на него.


Рыжиков:
Не, ну в молодости конечно... Пять минуууут, пять минуууут... (пританцовывает)

Таранов: Заткнулись все! Самая крутая женщина - это Жанна Фриске!

Кержаков мл., Рыжиков: ДА ЗАДРАЛ ТЫ СО СВОЕЙ ЖАННОЙ ФРИСКЕ!!!

Таранов: Ну извините... (уходит в свободный угол)

Алла Ивановна: Ну что вы так кричите, молодёжь? Дайте выспаться старой...

Сергей: Осадите, женщина.

Алла Ивановна: Хамло! (накрывается пледом и поворачивается к присутствующим кормой)

Кержаков мл.: А я вот больше всех свою маму люблю...

Таранов: Ежу понятно. Но речь-то не о том! А после мамы кого любишь?

Кержаков мл.: Бабушку.

Таранов: А вне родни?

Кержаков мл. задумывается. Пользуясь моментом, Рыжиков залезает на стол.

Рыжиков: Товарисчи! Нам надо отсюда бежать!!!

Блондинки: Вам надо - вы и бегите!

Рыжиков: Но вам тоже надо!


Блондинки:
Точно-о-о-о... так давайте бежать!

Рыжиков: Дверь закрыта.

Блондинки: Так давайте откроем!

Рыжиков: Ключа-то нет!

Блондинки: Тогда давайте здесь побегаем...

Рыжиков: Это надолго...

Кержаков мл. (в наступившей тишине): О! Мария Кюри!

Таранов: А из живых?

Кержаков мл.: Ну-у-у-у... Солистка Tokio Hotel...

Таранов: Это пацан.

Кержаков мл.: Правда? Пока штаны передо мной не снимет - не поверю.

Таранов: Аналогично, но это факт. Так, кто у тебя дальше?

Кержаков мл.: Гм... Таня Буланова тогда...

Таранов, Рыжиков: Ты чё, охренел!?

Кержаков мл.: Да пошутил я. Матвиенко - вот женщина моей мечты!

Таранов, Рыжиков: Какой ужас...

День 2


Люся: Делать нечего... давайте поиграем в Дом-2!

Кержаков мл., Таранов, Рыжиков: НЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!


Муся, Маруся, Сергей:
Дааааааа!!!!

Люся: Нас больше!

Таранов: Млять...

Час спустя. Диваны сдвинуты как будто поленья вокруг костра. Маруся сидит и адски косит под Ксению Собчак. У футболистов зверские рожи. У каждого из них на груди висит табличка. Кержаков мл. - Третьяков Р., Таранов - Бузова, Рыжиков - Алёна. Сергей - Май Абрикосов, Люся - Настя Дашко, Муся - Солнце. И даже спящей бабусе на её необъятный зад они повесили табличку "Бородина".

Маруся: Сегодня мы будем решать, кого мы прогоним.

Футболисты (хором): Меня!!!

Маруся: Тихо вы! Рома, Оля, вы почему сидите так далеко друг от друга? Вы обычно обнимаетесь и целуетесь.

Таранов и Кержаков мл. переглядываются.

Таранов: Иди ты в попу, Собчак.

Маруся: Вы что, поссорились?

Оба (радостно): Ага!!!

Маруся: Ой, а почему? Давайте все вместе найдём причину!

Кержаков мл.: Она мне изменяла вон с тем педиком!

Таранов: Чего-о-о-о?!

Рыжиков: Изменяла, изменяла, я сам.... сама видела!!! Своими наглыми глазами!

Маруся: Тихо, тихо, не будем устраивать разборки.

Таранов (вставая): Нет уж, давайте разберёмся! (упирает руки в бока) Я - свободная женщина и имею право самостоятельно устраивать свою личную жизнь!

Кержаков мл. (осипшим голосом): Таранов... ты чё, охренел?

Таранов: И не смей меня оскорблять! Хочу - и встречаюсь с педиками!

Кержаков мл.: Да пожалуйста, правда, интересно, как Газзаев на это посмотрит...

Таранов: А кто такой Газзаев? А? Друг твой, да?!

Кержаков мл. (тоже встаёт): ЭЙ!!! Вот щас я не понял, это что за намёки?!

Рыжиков (пряча лицо в подушку): Ну всё... началось...

Кержаков мл. (толкая Таранова): Ты чё, типа говоришь, что я гей?!

Таранов: И не смей меня толкать! (тоже его толкает)


Кержаков мл. (закатывая рукава):
Ну держись, стерва!

Они дерутся.

Маруся: Ребята! Не будем так конфликтовать! Ладно, пока Рома и Оля выясняют отношения... (эти двое откатились в другую сторону и продолжили драку на полу) Давайте обсудим ещё чью-нибудь проблему...

Рыжиков: Чур меня, чур!...

Маруся: Алёна! Как у вас там с Маем?

Рыжиков: Меня вот педики не интересуют!

Сергей: Не педик я!

Рыжиков: Педик и есть!

Сергей ревёт.

Рыжиков: Только педики плачут.

Маруся: Друзья, мы только что наблюдали, как Алёна довела Мая до слёз...

Муся: Давайте я спою песню мира! Мне только гитара нужна... ладно... (берёт ногу Рыжикова и делает вид, будто ударяет по струнам. Меж тем Рыжиков теперь свисает с дивана вниз головой) Ля-ля-ляяяяя... Давайте все помиримся-я-я-я-я..... Ля, ля, ля-я-я-я-я-я...

Все, кроме Рыжикова и спящей бабуси, аплодируют. Возвращаются Кержаков мл. и Таранов.

Таранов: Дерёшься, как девчонка.

Кержаков мл.: Как девчонка, которая тебе шесть фингалов поставила.

Таранов: Это уже детали...

Рыжиков: Ребята, мотаем отсюда! Я больше не выдержу!

Таранов: Та-а-ак. А почему это она к тебе обращается?! Что у вас с ней?!

Рыжиков: *ля-я-я, это заразно!

Кержаков мл.: Таранов, очнись... это Рыжиков!

Таранов: Я что, слепая?! Да?! Ты это мне хочешь сказать?!

Кержаков мл.: Таранов, ты меня пугаешь...

Рыжиков: Не тебя одного...

Они переглядываются. Бегут к двери и колотят в неё кулаками.

Рыжиков, Кержаков мл.: ПА-А-А-АМА-А-А-АГИТЕ-Е-Е-Е-Е!!!!!!

Байрамм: Интересно, что у них там происходит?!

День 3


Байрамм встаёт с кровати с мешками под глазами, идёт в свой кабинет.

Исаак: Не спал что ли?

Байрамм: Уснёшь тут... у меня ж спальня над комнатой с заложниками. Эти козлы полночи завывали "Город над вольной Невой"... видите ли, других песен не вспомнили. А потом их КАК переклинило... весь репертуар "Блестящих", Жанны Фриске и "Корней" исполнили!!! Я всерьёз подумывал повешаться... Особенно когда они завывали "На двадцать пятом этаже-е-е-е"!!! Ни один в ноту не попал!!! НИ ОДИН!!! А они пытались снова и снова... гады! Лопнуло моё терпение! Отведи их к остальным футболистам!

Исаак: Буд сде.

Исаак заходит к заложникам. Кержаков мл., Таранов и Рыжиков сидят в обнимку и завывают "Двадцать пятый этаж".

Исаак: Вставайте, хлопцы. (морщится) Фу-у-у, ну надо же так петь. Реально ведь не попадаете!

Кержаков мл.: Атас, ребята!

Таранов выключает плеер одной из блондинок и отдаёт его ей.

Таранов: Согласен. Меня самого достали, но больше слушать нечего.

Исаак: Вставайте. Вас отведут к остальным. Ты (указывает на Кержакова мл.) как главная инфантильная дылда пойдёшь первым.

Таранов: А я?!

Исаак: А ты вторым. Всё, идём.

...Кержаков: Слышите? К нам кого-то ведут!

Сычёв (разминает кулаки, не отрывая взора от телевизора): Щас им будет "кийя"!!!!

Дверь открывается.

Кержаков: Какого...

Кержаков мл.: Ой... крендец мне щас будет... ПУСТИТЕ ОБРАТНО!!! (рвётся назад, но его Исаак запихивает в подвал, как и всех остальных)

Кержаков: Не понял. Какого хрена ты здесь?!

Радимов: О! Пиво приехало...

Игнашевич подходит к Рыжикову. Осматривает. Подходит к Таранову.

Игнашевич: Я, по-моему, тебе говорил с ним не общаться.

Таранов: Ну дядя Серёжа-а-а-а...

Игнашевич: Тихо! Я сейчас буду говорить!

Радимов: Нельзя ли там всем заткнуться?! Я Дом-2 смотрю!

Кержаков мл.: А-а-а-а!!!

Рыжиков: Дом-2 - он такой... он везде...

Билялетдинов (радостно): Ура-а-а-а! Кто-то из наших! Ой. А ты кто?

Сычёв: По-моему, это О`Коннор.

Измайлов: Не, на Лоськова больше похож.

Аршавин: Придурки, вы сколько выпили? (нюхает стаканы, которые игроки Локомотива держат в руках) И что вы выпили?! И где надыбали?!

Измайлов: Вон там, в холодильнике.

Билялетдинов (почти плача): А мне не досталось...

Кержаков мл.: Зато мне, я так чувствую, сейчас достанется.

Кержаков: Это точно. Иди спать.

Кержаков мл.: Но я не хочу спать!!!

Кержаков: Вот как ты думаешь, по десятибальной шкале насколько меня это интересует?

Кержаков мл. понуро бредёт к дивану и садится. Засыпает.

Билялетдинов: Так нельзя! Как ты смеешь так обращаться со своим братом?!

Кержаков: А есть возражения, дылда?

Билялетдинов (готовясь зареветь): Я не дылда-а-а-а! Я таким родился-я-я-я!

Рыжиков: Ау! Ау! Я всё ещё здесь!

Кержаков (ухмыляясь): Дылда!


Билялетдинов ревёт и повисает на шее у Рыжикова.

Билялетдинов: Меня тут обижа-а-а-ают!!! А Дима пья-я-я-яный!!!

Из кухни слышится аршавинское "Клац! Гы-гы...."

Кержаков: В полку пьяных прибыло...

Радимов: За это надо выпить!

Кержаков: Тебе хватит.

Радимов: Цыц! Женщина, буа-га-га...

Рыжиков, Таранов: Во дурдом... не пойду я в основной состав...

Измайлов (из кухни): А давайте споём что-нибудь из репертуара Бритни Спирс!

Кержаков: Какой ужас...

Билялетдинов: Ужас - это то, что на острове было... Особенно когда кое-кто пел...

Кержаков: Эй, где же ваши руки... (поднимает руки над собой, хлопает в ладоши, виляет бёдрами и уходит на кухню) Бейте в ладоши, суки!

Таранов: Я вот щас не понял... здесь что, алкоголь в воздухе витает?

Кержаков мл.: Он ушёл?! (вскакивает на ноги и падает обратно - его за табличку схватил Радимов)


Радимов:
Тиха-а-а-а. Не двигаться. "Тре... тья... ков"... Рома. Гы-гы. Забавно. Ты здесь, ты там... я херею... Дай автограф.

Кержаков мл.: Я не Третьяков...

Радимов: Ну не-е-е, меня не проведёшь. Зачем Нетретьякову носить табличку "Третьяков"? А?

Кержаков мл.: А я... я... я... вратаря фанат!

Радимов (подозрительно): Он Третьяк.

Кержаков мл.: Ой, правда что ли? Пойду, исправлю...

Радимов: Никуда ты не пойдёшь... будешь сидеть и смотреть... хы-ы-ы...

Кержаков мл.: Мама, роди меня обратно...

Игнашевич: Вернёмся к разбору полётов.

Таранов: Дядя Серёжа, а может вы на кухню сходите?

Игнашевич: Я не пью.

Таранов (вполголоса): Ну-ну, Сычёв рассказывал, КАК вы не пьёте...

Игнашевич: Что ты там бубнишь?! Неважно. Газзаев будет не в восторге от того, что вы... Из соседней комнаты слышится "А-а-а-а! Йопть! Вашу рюсскую мать!"


Игнашевич:
ВАГНЕР! ЖО! ЧТО ТАМ С ПОДКОПОМ?!

Жо (приглушённо): Кажись, мы задели линию электропередач.

Вагнер (приглушённо-ехидно): Зато у Жо новая причёска.

Жо: На себя посмотри. Сергей, мы устраиваем перерыв.

Рыжиков и Таранов заглядывают в соседнюю комнату. Оказывается, эти двое отковыряли часть стены в кладовке и копали лопатами проход. Ушли они недалеко, метров на пять. Жо и Вагнер сидят со вздыбленными волосами, но не чернее, чем обычно. Они очень недовольны. И едят бутерброды.

Вагнер: Привет, молёдёжь. Мы тут перерьив устраиваем.

Заходит пританцовывающий Кержаков.

Кержаков: Не сочтите меня расистом, но... РАБОТАТЬ, НЕГРЫ!!! РАБОТАТЬ!!!

Вагнер: Во *лять... (они с Жо берутся за лопаты и продолжают копать) Его ведь инициатива была, почему мы копаем?!

Кержаков: Да пошутил я. Рабские у вас инстинкты. А копаете вы потому... что... э-э-э... короче, привыкайте, в некоторых странах Третьего Мира рабство ещё не отменили.

Жо (с подозрением): А почему это нас должно интересовать?

Кержаков (пожимая плечами): Не всю же жизнь тебе в ЦСКА придётся играть... наступит период - и тебе придётся вернуться к корням... на плантации... Я буду покупать сигареты - хотя не курю, заметь! - и всякий раз буду себе представлять, что созданы они были непосильным трудом Жоао как там тебя дальше...

Вагнер: Расист ты, Кержаков.

Кержаков: Я?! Да как вы могли подумать!? Слышь, татарин!

Билялетдинов: Сколько раз говорить - я не татарин, просто у меня такая фамилия!

Кержаков: Да-да-да-да... татарин.

Билялетдинов (плачет): Ну хвати-и-и-ит!!! ДА! Да, я татарин! И что с того?!

Кержаков: Не люблю я вас. И шаверму не люблю.

Билялетдинов: Это всё плохие татаре! И грузины!

Кержаков: ТатарЫ!!!

Билялетдинов: РЕ!!! Мне лучше знать!


Кержаков:
Иди ты нахрен, Билялетдинов. Татар. Тартар. О. Соус есть такой.

Билялетдинов: Хватит оскорблять нашу великую нацию! Мы, между прочим, триста лет на Руси правили!

Кержаков: Оба! Где это ты узнал?! Неужели всё-таки открыл учебник по истории? Колись, откуда узнал!

Билялетдинов (скромно): От Димы.

Кержаков: Блин, нашёл Сычёв что рассказывать... а про Куликовскую битву он рассказывал?

Билялетдинов: А я и сам знаю. Там Донской был!

Кержаков: Так. Про Донского откуда знаешь?! Кто проболтался!?

Билялетдинов: Я сам узнал. Рома Зверь хотел сниматься в роли Дмитрия Донского, мне стало интересно...

Кержаков: Понятно. А про Невского знаешь?

Билялетдинов: Не-а.

Кержаков (потирает ладоши): Вот и славненько. Слушай сюда. Идёт себе Донской. Усталый весь такой. Татарская морда.

Билялетдинов: Он не был татарином!


Кержаков:
А откуда ты знаешь?! Генеалогическое древо отслеживал?

Билялетдинов: Гене... чего?

Кержаков: Забудь. Так вот, идёт он себе. А навстречу ему - Невский. Разгромил милиона два татаров.

Билялетдинов: Их в принципе столько не было.

Кержаков: Так, ты слушать меня будешь или перебивать?! Значит так. Разбил он два милиона татаров. Идёт довольный. А Донской ему - вот, типа, Невский, ты неудачник. Он ему - это я неудачник? Донской: ты, ты. А Невский как даст ему под дых, а потом коленом в нос - и на помойку! Донской неделю отмывался!

Билялетдинов: Я, конечно, не уверен... но по-моему Донской был уже после Невского...

Кержаков: Так... это... он из могилы восстал!

Билялетдинов: КАКОЙ УЖАС!!! А-А-А-А-А!!! ДИМА-А-А-А-А!!! (убегает)

Кержаков: Обожаю быть циничной сволочью... (тоже уходит)

День 4. Точнее, ночь 3. Или 4. Короче, ночной промежуток между Днём 3 и Днём 4-го!


Билялетдинов расталкивает Кержакова мл.

Кержаков мл.: Динияр, ты что ли? Что надо?

Билялетдинов (с горящими глазами): Ты не должен это терпеть!

Кержаков мл.: Терпеть что?

Билялетдинов: Брата!

Кержаков мл.: Ну что мне теперь, убить его что ли?

Билялетдинов: Тоже мысль... но я о другом.

Кержаков мл.: О другом Кержакове?

Билялетдинов: Да нет! О другой идее! Ты должен начать бастовать!

Кержаков мл.: А зачем?

Билялетдинов: Ну... тебя ведь бесит, что он тебя терроризирует?

Кержаков мл.: Ну да.

Билялетдинов: И...

Кержаков мл.: И он мой старший брат, ему виднее.

Билялетдинов: Нет, ну ты тупой или как!? Надо протестовать!!! Надо!!!

Сычёв (сонно): Заткнуться тебе надо, Биля, и лечь спать.

Билялетдинов (шёпотом): Завтра же устроим акцию протеста!

Кержаков мл.: А зачем?

Билялетдинов: Для меня это дело принципа!... гм, то есть, для тебя! Тебя! Только о тебе думаю! Вот! Я такой!

Кержаков мл.: Пасибо конечно... но может не надо? Сане это не понравится...

Билялетдинов: А как ты думаешь, декабристов волновало мнение царя?!

Кержаков мл.: Э-э-э... не знаю. Я болел, когда мы это проходили.

Билялетдинов: Гр-р-р, да неважно! Просто иди и бастуй!

Кержаков мл.: Ну ладно.

Билялетдинов: Как я вижу, ты горишь энтузиазмом! Всё, до завтра!

Дневник Билялетдинова strikes back!!! Вы ждали его - и он вернулся!!! Спешите читать и ржать!!!


"Здравствуй, дневничок.

У меня плохонько дела, очень плохо. Нас загребли террористы. Вот. Потому что я весь такой знаменитый, за меня дадут кучу денег. Вот только как здесь Керж с Радимом оказались - я так и не понял. Вот я бы их отпустил сразу. Питер будет рад. И Москва будет рада. Так. Я о чём? Гм-м-м-м...

Смотрим Дом-2. Это ужас. У Собчак кофта из прошлого сезона. Не могу смотреть на это извращенство.

А ты знал, что Май Абрикосов чистит ногти и бреет ноги?

Проголодался. Нашёл холодильник. Пока копался в нём, меня в него кто-то запихнул и запер. Долго разговаривал на философские темы с брюссельской капустой. Она такой интересный собеседник!!! Потом мне стало холодно. Я пытался вылезти, но дверь не открывалась. Пришлось прыгать до выхода. Я встретил Жо, он как заорёт "Мамба-Вамба!!! Прыгающий холодильник!!! Изыди!!!" Видимо, там ещё Вагнер был,потому что он сказал "Ну ёпть вашу рюсскую мать" и ка-а-а-ак пнёт мне по дверце! Ну, не мне, а холодильнику.Но больно-то мне было! Я обиделся и навалился на него могучим весом. Полдня меня поднимали с Вагнера. На вопрос "Что ты делал под холодильником" он так и не смог ответить ничего вразумительного. А меня оставили там на ночь. Потом я услышал, как кто-то крадётся. И открыл холодильник. Это был Шава с чёрным носком на голове. Ха-ха, да его по очертаниям фигуры узнаю. И по футболке "Ralf Ringer". Вот такой я умный. Ну вот, смотрим мы друг на друга. Я ему "Как дела?" Он мне "Спасибо, нормально. А ты что в холодильнике делаешь?" Я ему "А ты почему по ночам бегаешь еду тырить?" И разошлись, пожелав друг другу спокойной ночи.

Но кто же меня запер в холодильнике? Подозреваемых немного.

Неужели Дима?! Как он мог!!!

Нет, это Измайлов. Он мне завидует. Потому что я красивый, а он - нет.

Ой! Да это же очевидно было! Вот я дурак... преступник - Вагнер!!! Да! Он... он... он дурак! Поэтому и запер! Мотив выявлен.

Думаю. Что-то здесь не сходится. Но кто же тогда преступник, если не Вагнер, то кто же? Неужели...

Получил в глаз от Радимова. Нет, это не он.

Чёрт, ну кто же? А-а-а-а!

Да я это, придурок!!! Гы-гы, Зенит - чемпион!

Что это такое?! Как это здесь появилось?! Кто это написал?! Ага! Я знаю! Это Игнашевич! А про Зенит - для конспирации!

Сам ты Игнашевич.

Ого. Игнашевича не устраивает его фамилия.

Ну ты тупица-а-а-а-а... ЭТО Я!!! Я!!!

Тупица - это ты?!

Да нет, преступник - это я! Мне тут что, расписаться, чтобы ты понял?!

Ну распишись!

Хм... разбираю его подпись... ничего не понимаю. Кто бы это мог быть? Кто ты, а? Не Игнашевич?

НЕТ!!!

А кто?

Билялетдинов. Я тебе подойду и врежу. Давай так. И ты сразу поймёшь.

А-а-а-а! Мне Кержаков врезал ни с того ни с сего. Вот дурак. Но кто же преступник?

Билялетдинов... я тебя убью. Нельзя быть таким тупым!!!

Я не тупой!

Тупой!

И вообще, это мой дневник!!!

Да ну?

Представь себе!

:)

Это что щас было?!

:) А это разве не чат?! 8)

Прекрати-и-и-и-и

>:)

Ты кто-о-о-о?!

Подсказываю. Моя фамилия начинается на К.

Копперфильд?!

Поздравляю, ты выучил такое длинное слово!!! Но нет. Мысли уже.

К... К... Конь?

НЕТ!!!

Креветка?

ЭТО ФАМИЛИЯ!!! Я ИГРАЮ В ЗЕНИТЕ!!!

Хм... Кореец?


НЕТ!!!

А, кореец КИМ?!

НЕ-Е-Е-Е-ЕТ!!! ЧТО БЫ КОРЕЙЦУ ДЕЛАТЬ ДЕСЬ?!

Действительно... штэл?

Шкртэл!!!

Правда?

НЕТ!!! Я НЕ ШКРТЭЛ!!!

Ну кто тогда... Крижанац?

Откуда ты вообще его знаешь? Нет! Всё проще! Прочитай дневник с начала! Там есть моя фамилия! Причём не один раз!

К... К... Кристина Агилера?

<прочитал дневник с начала> АХАХАХАХА!!!

Ну что? Я люблю Агилеру! Ну ты кто-о-о-о?!

А! Понял! ТеККе!

НЕЕЕЕЕЕТ!!!

Камил Чхонтофальски!

Во-первых, не так пишется.

Чонтофальски? Чинтофальски? Чохонтофальски? Чухонтофальски?

Забей. Во-вторых, Камил - это его имя.

Правда?

Да.

Буду знать. Ну кто ты?!

Даже не знаю, говорить ли тебе...

Ну скажи-и-и-и! А я тебе конфетку дам!

У мя их и без тебя много.

Ага! Ты - Шава!

Спасибо за комплимент. НО. Я не Шава.

А кто тогда-а-а-а?! Малафеев?

Нет.

Анюков?

Нет.

Его сын?

Какой сын?

А у него нет сына?! Педик.

Сам ты педик.

Ага! Ты - Анюков!

Я не Анюков, просто за него обидно.

НУ КТО ТЫ?! Я немогу никак понять, слишком сложно... слишком много вариантов...

Блин. Твой злейший враг.

Кексы? Калории? Казармы? Кундюк?

А что такое кундюк?

Не знаю.

Бли-и-ин. Думай.

Пытаюсь.

Я вижу.

Ага! Значит, ты меня видишь! Да?

Ага. Ты как идиот сидишь раком и пишешь в дневнике.

Я посмотрел вокруг. Тебя нету!

Да ну? Видишь ли, я есть.

Нету!

Смотри внимательно.

Не вижу!

Придурок. Я перед тобой сижу.

МЛЯТЬ!!! КЕРЖАКОВ!!!"

День 4.


Билялетдинов рисует плакаты, Кержаков мл. на это смотрит.

Билялетдинов: Может, поможешь?

Кержаков мл.: Не-а. Я не понимаю, зачем это всё.

Билялетдинов приклеивает плакат к швабре и вручает эту конструкцию Кержакову мл.

Билялетдинов: Вот. Ходи и повторяй "Нет домашнему террору!" А я пока ещё один намалюю!

Кержаков мл.: Не-е-е, я один не буду. А то спать заставят.

Билялетдинов: Погоди тогда. Я щас.

Двадцать минут спустя.


Билялетдинов, Кержаков мл. (поднимая плакаты): НЕТ ДОМАШНЕМУ ТЕРРОРУ! НЕТ ДОМАШНЕМУ ТЕРРОРУ!

Просыпается Кержаков. Встаёт на их пути.

Билялетдинов (нерешительно): Нет... домашнему террору... (показывает Кержакову плакат) Ну нет... домашнему террору...

Кержаков: Ты мне что-то сказать хотел, дылда?

Билялетдинов: Э-э-э... полы помыть? Я вот и швабру взял...

Кержаков: Ну мой полы.

Кержаков мл. прячет плакат за спину.

Кержаков: А ты что разорался?

Кержаков мл.: Да я вот... Билялетдинову швабру принёс... смотрю - у него своя есть! Пошёл я отсюда!

Билялетдинов (грустно): Предатель...

Тем временем все, кроме Радимова, надыбавшего DVD ток-шоу "Пусть говорят", играют в карты. На еду. Никто не может выиграть у Шавы. Боятся потому что.

Радимов: Гы-гы-ы-ы-ы... Измайлов!

Измайлов: Ну здесь я!

Радимов: Ты здесь, ты там!

Сычёв: В смысле!? Измайлова по телеку показывают?!

Радимов: Да-а-а...

Все срываются с места и бегут к телевизору. В ступоре смотрят на Измайлова, потом на его копию на экране.

Кержаков: Это ты... когда успел засветиться?

Измайлов бросается к пульту, чтобы выключить, но Радимов делает громче.

Измайлов в телевизоре: Вот возьмём к примеру ФК Зенит! Бомжи бомжами! И почему их взяли в премьер-лигу, а? Да лучше бы два Шинника взяли!!! Играть не умеют, капитан - чмо и дебил...

Радимов: Гы-ы-ы-ы... я такой.

Измайлов в телевизоре: А эта их парочка - Кержаков и Аршавин?! Звездят и только, кривоногие уроды! Аршавин - жиртрест, чтобы его прокормить, наверное, грузовики с колбасой привозят! А Кержаков только и знает, что автографы раздавать, больше его делать ничего не научили!

Кержаков и Аршавин нехорошо так переглядываются и закатывают рукава, но их останавливают Игнашевич и Вагнер со словами "Ну что вы как эти, в самом деле!"

Измайлов в телевизоре: Про ЦСКА вообще молчу!!! Игнашевич нас кинул, гнида, перешёл в эту ферму коневодства! Накупили себе папуасов и сидят довольные!!! Нихрена не умеют!!! Ни-хре-на!!! Особенно два этих негритоса, Жо и Вагнер. Да фамилии сами за себя говорят!!! Что хорошего на поле может сделать футболист с фамилией Жо?! А Вагнер - редкостная метла, заплетёт косички, обезьяна - и понеслася! Но Вшевич больше всего бесит, прёт на одном высокомерии!

Игроки ЦСКА резко меняют своё мнение и начинают закатывать рукава. Измайлова защищает Сычёв.

Сычёв: Зачем же обижаться на то, что было давно и неправда, ребят?

Измайлов в телевизоре: Но и в нашей команде *удаки встречаются! Вот Сычёв например. Ничё не может! Ни-че-го! Ноль полный! Дебил! У него это в глазах читается! Я - футболист в сто раз лучше, чем он, а возомнил-то он о себе, возомнил!!! Как будто центр Вселенной и истина в последней инстанции! Носится со своим Билялетдиновым, как с писаной торбой, меня от этих геев просто воротит!!!

Билялетдинов плачет.

Измайлов в телевизоре: Билялетдинов - баба натуральная, ревёт из-за каждого пустяка! Реально бесит!!!

Малахов в телевизоре: Что ж, такое вот интересное мнение Марата Измайлова о российском футболе.

Все (нависая над Измайловым): Ну очень интересное...

Измайлов: А-а-а! Меня заставили! Заставили! Это всё происки Титова! Я другое совсем говорил, это монтаж!

Образуется куча-мала, из которой выползает Измайлов. Он ползёт к кухне. Куча-мала в два прыжка его догоняет и приземляется на него. Больше он не рыпается. Билялетдинов, как водится, сидит сверху и лупит всех мочалкой.

День 5.


Измайлов до сих пор зализывает раны. Заклеивает ссадины и замазывает тональным кремом синяки.

Кержаков: Так. Я предлагаю организовать побег!

Радимов: Побе-е-е-е-ег! Тыг-дыг!

Кержаков: Сегодня эти уроды будут второй раз звонить тренерам, и наверняка им потребуется доказать, что мы до сих пор у них. Вот. Кого выпустят - тот врежет им по морде и выпускает остальных.

Сычёв (разминая кулаки): Отличный план, главное - чтобы меня вызвали! Я им - кийя!

Открывается дверь, заходит Гомерий.

Гомерий: Так. Билялетдинов. Кержаков. Игнашевич. Остальным оставаться на месте.

Радимов: Буд сде. Нача-а-а-альни-и-и-ик... (выпивает)

Гомерий: Даже спрашивать не буду. На выход все!

Сычёв (похрустывая суставами): Прямо все?

Гомерий: Те, кого я назвал!

Они вчетвером выходят. Идут в кабинет Байрамма, где Исаак говорит по телефону.

Исаак: А, вот и они. Адвокаат? Вы на связи? Вот Кержаков.

Кержаков подходит к трубке. И молчит.

Исаак: Говори!

Кержаков молчит.

Исаак: Говори я сказал!

Кержаков (тихо): Я сказал.

Исаак: Громче!

Кержаков (орёт на весь дом так, что всё трясётся): Я СКАЗА-А-А-АЛ!!!

Адвокаат: А я оглох!

Исаак: Подождите, сейчас исправим (Кержакову) Говори нормально.

Кержаков: Алло.

Адвокаат: Кержаков, какого хрена!?

Кержаков: Отличный вопрос, я поразмыслю над ним попозже.

Адвокаат: Договоришься у меня! Выпну из команды!

Кержаков: Обещаете?!

Адвокаат: Уберите его или я за себя не отвечаю!!!

Исаак: Зовите тогда Бышовца!

Бышовец: Алло. И говорите быстрее, у меня дел по горло!

Билялетдинов: Тренер? Заберите меня отсюда, мне страшно! И здесь два Кержаковых вместо одного!

Кержаков: Буа-га-га!

Билялетдинов: Слышите?

Бышовец: Так, я убедился, что он у вас. Спасибо. А можно вы не будете его возвращать?

Билялетдинов: Ну трене-е-е-е-ер!!! (плачет)

Бышовец: Ладно, ладно.

Кержаков: Буа-га-га.

Бышовец: Заткните его.

Кержаков (отнимает трубку телефона): БУА-ГА-ГА!!!! А-А-А-А!!! И ЧЁ ТЫ МНЕ СДЕЛАЕШЬ?! В УГОЛ ПОСТАВИШЬ?!

Исаак оттаскивает Кержакова от телефона. К нему подходит Игнашевич.

Газзаев: АЛЛО!!! ИГНАШЕВИЧ!!!

Игнашевич: Так точно. Игнашевич у телефона.

Газзаев: КАКОГО ХРЕНА, ИГНАШЕВИЧ?!

Игнашевич: Извините.

Газзаев: ЧТО ТЫ, ПРИДУРОК, ЧТОБЫ ТЕБЯ ТЕРРОРИСТЫ ЛОВИЛИ?! ОТДЫХАЕШЬ ТАМ, ДА?!

Игнашевич: Ага. Курорт просто.

Газзаев: ЧТО?!

Игнашевич: Простите, от Кержакова заразился.

Кержаков: Буа-га-га! Я такой! Я заразный! Уха-ха!

Игнашевич: Тихо. Я разговариваю.

Газзаев: ИГНАШЕВИЧ!!!

Игнашевич: Так точно.


Газзаев:
ЧТОБЫ ЧЕРЕЗ ДВА ДНЯ БЫЛ ЗДЕСЬ КАК ШТЫК!!! БЕЗ ОПРАВДАНИЙ!!!

Игнашевич: Будет сделано. Разрешите идти?

Газзаев: Стой. У вас там молодёжка?

Игнашевич: Три штуки: Рыжиков, Кержаков и Таранов.

Газзаев: ТАРАНОВ?! К ТЕЛЕФОНУ ЕГО!!!

Игнашевич: Не имею возможности пригласить его сюда.

Газзаев: ПЕРЕДАЙ ЕМУ ТОГДА, ЧТО ЕМУ ПОПАДЁТ!!!

Игнашевич: Я думаю, он догадывается. Разрешите идти?

Газзаев: Да вали уже.

Кержаков (дорвавшись до трубки): БУА-ГА-ГА!!! ГАЗЗАЕВ - ЖИРНОЕ УШАСТОЕ СОПЛЯЧНОЕ...

Исаак отрубает связь. В целях политкорректности.

Чуть позже в подвале...

Билялетдинов: Присоединяйтесь к акции освобождения! НЕТ ДОМАШНЕМУ ТЕРРОРУ!!! НЕТ ДОМАШНЕМУ ТЕРРОРУ!!!

Кержаков тыкает Билялетдинова пальцем в спину.

Билялетдинов: О-о-ой...

Кержаков: Хотел что-то?

Билялетдинов: Э-э-э... ну-у-у, я... (сжимается)

Кержаков: Швабры там.

Билялетдинов радостно убегает. Но полы мыть даже не собирается.

Сычёв: Ну. Почему не отрубили всех нафиг?

Игнашевич (сверля взглядом Кержакова): Если бы не этот буагагашник, мы бы смогли. А так нас с таким жёстким конвоем затащили...

Аршавин: Как договаривались? Сделал?

Кержаков: Ещё как! Дай пять!

Сычёв: Суки...

День 6.


Кержаков мл.: И хватит на меня орать!

Таранов: Я НЕ ОРУ!!! МНЕ ШКАФ НА НОГУ ПОСТАВИЛИ!!!

Кержаков мл.: Ой. (сталкивает шкаф)

Кержаков: Почему орёте?

Таранов: Уже ни по че му (мы не знали, как это слово пишется)

Кержаков: А ты иди спать!

Кержаков мл.: Не пойду!

Билялетдинов: Молодец!

Кержаков: Если не пойдёшь спать немедленно - я позвоню родителям.

Кержаков мл.: А вот и не позвонишь!


Кержаков:
А вот и позвоню!

Кержаков мл.: А вот и не позвонишь!

Кержаков: Да пожалуйста! (берёт трубку телефона, висящего на стене) Алло, ма... (смотрит на трубку в своих руках, все - на него) Блин. Мы дебилы.

Радимов: О-о-о-о! Есть телефон?! Дайте. Мне надо сделать з-з-з-звонок! (набирает 911)...

Галя - жизнерадостная девушка, жаждущая помочь всем и вся. И сейчас она сидит в солнечный день и ждёт звонков. Ничто не может омрачить её настроения... и раздаётся звонок.

Галя: Алло. Служба Спасения слушает.

Радимов: Э-э-эй, стерва! Помнишь меня?

Галя: А-А-А-А!!! УМРИ!!! (вешает трубку)

Радимов: Не понял... (снова набирает номер)

Аршавин: Ребят, хотите прикол? Тут и факс есть...

Все (хором): *ЛЯТЬ!!!!

Радимов: *ля, она отбивается.

Аршавин: А ты факсом.

Радимов что-то пишет на листке, отправляет...

Сычёв: Что ты ей написал?

Все склоняются над листком. На котором написано "Йа Криветко!!!"

Вагнер: Сказал как отрезал.

Измайлов: Давайте лучше я.

Радимов: Гы-ы-ы, и ты криветко?

Кержаков: Радим, меньше лазай в Интернете - здоровее будут дети!

Радимов: Гы-ы-ы.

Игнашевич набирает 911.

Галя: Так я не поняла, ты криветко, *ля, или о помощи просишь, *удак херов?!

Радимов: Та-а-ак, запахло матом... давай сюда трубку... Галя?

Галя: Слушай, ну может я тебе в детстве что-то сделала?! Почему ты ко мне прикопался?!

Радимов: Галя... *ЛЯ "?:%*(?("*?!?%"?!(

Галя (плачет): Ну за что-о-о-о?!

Радимов: Цыц, женщина. Высылай нам подмогу. Нас захватили террористы.

Галя: Да кому ты, *лять, нужен?!

Радимов: Не понял. Хочешь поматериться? Я всё равно слов больше знаю!!!

Галя: Нервы у меня сдали.

Радимов: Короче. Через два часа здесь должен быть ОМОН.

Таранов: И Жанна Фриске.

Все: ЗАТКНИСЬ!!!

Радимов: И у ОМОНА должны быть дробоганы. И плюшки. С маком.

Галя: Бли-и-ин... вижу, ты от меня не отвяжешься... и где вы с товарищами? Координаты!

Радимов: КАКИЕ, *ЛЯ, "?:!*%!: ТВОЮ ОБ !?;:!?*(:;!(, КООРДИНАТЫ!?

Галя: Всё, я их определила. Вызываю ОМОН.

Радимов: Пока, радость моя. Молись, чтобы я о тебе не вспомнил, когда протрезвею.

Галя: Иди ты в *опу!!! (вешает трубку)

Радимов набирает 911.

Радимов: Сама иди! (вешает трубку, хихикая) Йес, я её сделал!!!

Кержаков закатывает глаза.

Два часа спустя. ОМОН врывается в дом, где в одной из комнат блондинки играют в Дом-2. Галлавий забегает к заложникам, хватает первого попавшегося и выбегает.

Галлавий (ОМОНовцам): У меня заложник!!! (показывает на Билялетдинова)

Кержаков (выходя из подвала): Ребята, он стебётся! Это один из них!!!

Билялетдинов: А-а-а-а! Не хочу умирать!!! Ди-и-и-им, я боюсь!!!

ОМОНовец: Блин, да кто он?

Кержаков: Идиот.

ОМОНовец: А поконкретнее?

Кержаков: Адский идиот.

Сычёв: Это Билялетдинов!

ОМОНовец: *ля, да это же Сычёв, Кержаков... и татарин какой-то!

Билялетдинов: Я - БИЛЯЛЕ... БАЛЕ... ДИНИЯР КОРОЧЕ!!!

Галлавий: МОЛЧА-А-А-АТЬ!!! Я ЗДЕСЬ ГЛАВНЫЙ!!!

Кержаков: Может, поспорим?

Радимов: Бр-р-р... кто здесь претендует на мой пост?!

Кержаков (Галлавию): Я бы на твоём месте умотал куда подальше.

Галлавий: ХА! Стану я его боятся!

Кержаков: Ну. Я тебя предупредил. (отходит в сторону)

Радимов прёт на Галлавия, вынуждая того пятиться.

Галлавий: Отойди! У меня заложник!

Радимов: А !;?:*! я на этого заложника!

Билялетдинов: Дима-а-а-а-а!!!

ОМОНовец: Во дурка...

Билялетдинов: Я НЕ ДУРКА!!! Я ДУРАК!!!

Кержаков: Йес!

Билялетдинов: Я не это имел в виду!

Кержаков: По Фрейду оговорочка!

Радимов тем временем материт Галлавия. И прёт на него. Нервы у Галлавия сдают, он бросает Билялетдинова и убегает, попадается ОМОНовцу.

Радимов: Трусливая овца. Во. Гы-гы... (берётся за голову) Уй, *ля.... где я? Что за ";!?@$!?!

Аршавин: Во блин... Радимов протрезвел...

Кержаков: И кому-то придётся остаться с ним наедине и всё рассказать.

Все переглядываются. Помещение пустеет за секунду.

Вагнер: Вашу рюсскую мать, ПОЧЕМУ Я?!



ПОСЛЕСЛОВИЕ

Вот так всё благополучно закончилось. Для всех, кроме Вагнера. Но не волнуйтесь, он ушёл от Радимова с целым комплектом конечностей. И все косички остались на месте.

Благодарности объявляются:



Пельменям "Байрам". Догадываетесь, почему?)))

Интернету, а в частности - "Bash.org.ru" за "Йа Криветко".

Дублю. Потому что рифмуется с Бублем. Шутка.

Группе "Ленинград" за песню "Где же ваши руки"

Эрику Картмэну за песню "Kyle`s Mom Is A Bitch"

Голливуду за все его тупые законы жанра

Всем, чья фамилия начинается на К. Почёт вам всем и слава

Дому - 2, этому рассаднику бреда

Сериалу "Остаться в живых" - да здравствует Саид!

Сериалу "Остаться в живых" - да здравствует Саид!

И, естессно, ФК ЗЕНИТ, ФК ЛОКОМОТИВ, ФК ЦСКА за их игроков, тренеров, помощников тренеров, массажистов... короче, за то, что они есть!!! ^ _ ^

 

 

 

 

 

Добавлено: 12.11.2010 15:29

ФК Локомотив (Москва) - сайт болельщиков © 2013-2017 гг.